Почему нам интересны "звёзды"? Статья Якоба Вайсберга | Why do we care about celebrities?

By Jacob Weisberg

Почему нам интересны знаменитости?

The celebrity business may simply be economically rational activity in the sense that everyone involved in the value chain — celebrities, agents, producers, paparazzi, publishers, etc. — makes more money than they would otherwise. Celebrity "journalism" is not only diabolically popular but cheap to produce, which explains why People is America's most profitable magazine. To become a celebrity requires no talent beyond the ability "to get into the news and stay there."

"Звёздный" бизнес вполне можно объяснить как экономически разумную деятельность в том смысле, что все его звенья, создающие добавленную стоимость - сами звёзды, их агенты, продюсеры, папарацци, издатели и т.д. - зарабатывают в нём больше, чем заработали бы в другом деле. Вся журналистика о звёздах не только дьявольски популярна, но и дешева в изготовлении, чем и объясняется, что самый популярный в Америке журнал о звёздах People одновременно является и самым прибыльным журналом Америки. Чтобы стать звездой, требуется единственный талант: "способность пробиться в новости и оставаться там".

So, there is celebrity business. But why are we its customers?

Итак, есть звёздный бизнес. Но почему мы являемся потребителями его услуг?

The most obvious explanation is that humans enjoy living vicariously through those of our species who are richer, more famous, attractive, and sexually desirable than the rest of us. Whether couched in terms of envy, admiration, or derision, celebrity fascination begins as an exercise in imaging what it would be like to lead a more carefree and pleasurable life.

Напрашивается такое объяснение: мы склонны представлять себя на месте других, более богатых и знаменитых, сексуально более привлекательных, чем большинство из нас. Под любой обёрткой - зависть, восхищение, насмешка - увлечение звёздами является игрой нашего воображения о том, каково было бы жить беззаботнее и приятнее, чем мы живём на самом деле.

The flip side of the fantasy of irresponsible fabulosity is schadenfreude — the pleasure we take in the misfortune of others. Gossip journalism has in recent years come to revolve more and more around the celebrity crackup. Seeing the rich and famous screw up makes us feel superior, or at least not quite so inferior. Your life might suck, but it's probably better than Lindsay Lohan's at the moment. And thanks to the advent of reality TV, a lot of celebrities aren't even better-looking than you than you, either.

Обратной стороной нашей фантазии о "беззаботной сказке" является злорадство - удовольствие от несчастий других. Жёлтая журналистика в последние годы все больше вращается вокруг разоблачения звёзд. Мы видим крах богатых и знаменитых - и чувствуем себя на высоте, по крайней мере, не совсем внизу. Пусть ваша жизнь противна, но в данный момент вам всё же лучше, чем, скажем, Линдсей Лохан. А благодаря появлению реалити-шоу на ТВ, многие звёзды даже внешне не выглядят лучше, чем вы.

Celebrities may serve as surrogates for gods or heroes. Not long ago, I reread The Odyssey and was struck by how much Homer's gods resembled tabloid stars. Self-centered and vain, they go on drunken rampages, cheat on their partners, break promises, and demand constant adoration. The big difference is that the Greeks held them in awe, as opposed to the mixture of awe and contempt with which we regard most celebs. Because celebrities arrived during the early part of the 20th century, it is natural to suspect they may have filled the gap left by something that went away around the same time. In his 1962 book The Image, the historian Daniel Boorstin argues that celebrities replaced heroes. (It was Boorstin, not Andy Warhol, who came up with the idea that a celebrity was someone famous for being famous, or as he put it, "a person who is known for his well-knownness"). But because celebrities are mere projections of ourselves, Boorstin argues, the effort to fill the heroic void with them is doomed to frustration.

Звёзды могут служить заменителями богов и героев. Недавно я перечитал "Одиссею" . Меня поразило, насколько боги Гомера напоминают звёзд жёлтой прессы. Эгоистичные и тщеславные, пьют и безобразничают, обманывают партнёров, не исполняют обещаний и требуют постоянного обожания. Разница заметна лишь в том, что греки поклонялись (боялись) своим богам, а мы смотрим на большинство звёзд со смесью поклонения и презрения. Поскольку звёзды появились вскоре после начала 20-го века, естественно предположить, что они заняли место кого-то, кто исчез примерно в то же время. В своей книге "Имидж" (1962) историк Дэниел Боорстин говорит, что звёзды заменили героев. (Именно Боорстин, а не Энди Уорхол придумал формулу, что звезда - это кто-то знаменитый своей знаменитостью, как он говорил, "человек, известный своей известностью"). Но Боорстин отмечает, что поскольку звёзды - это проекции нас самих, попытка заполнить ими отсутствие героизма внутри нас обречена на провал.

Celebrities also play a role as a social lubricant. They give us something to talk about — a phenomenon that's especially pronounced online, where celebrity meltdowns are magnified to awesome proportions. There's a socially leveling aspect to this conversation. Like sports and the weather, celebs provide a democratic common ground. Shared amusement and scorn unifies us across ordinary social barriers. Through ritual public shaming, we affirm communal strictures against adultery, public intoxication, and other forms of misbehavior.

Звёзды также играют роль социальной смазки. Они дают нам темы для разговоров, особенно в Интернете, где всевозможные проколы звёзд разрастаются до гигантских масштабов. Такие темы разговоров имеют аспект "социального нивелирования". Как спорт и погода, звёзды - тема демократичная и общедоступная. Обычные социальные барьеры (различия) между нами отходят в сторону, если нас объединяют общие развлечения или презрение к кому-то. Ритуальное публичное осуждение прелюбодеяния, пьянства на людях и других форм недостойного поведения закрепляет их неприятие обществом.

Next come various theories based on evolutionary psychology. Gossip clearly plays some elemental function. As Robert Wright put it in The Moral Animal, "knowing who is sleeping with whom, who is angry at whom, who cheated whom, and so on, can inform social maneuvering for sex and other vital resources. Indeed, the sorts of gossip that people in all cultures have an apparently inherent thirst for — tales of triumph, tragedy, bonanza, misfortune, extraordinary fidelity, wretched betrayal, and so on — match up well with the sorts of information conducive to fitness." At the level of instinct, our brains don't distinguish between gossip about people we actually know, and people we see regularly on TV or in magazines. You may note that a high proportion of celebrity news  is about reproduction and child-rearing. Hollywood stars serve as proxies for our ancestral in-groups in the contemplation of reproductive strategies.

Далее упомяну разные теории из эволюционной психологии. Очевидно, что сплетни выполняют какую-то элементарную функцию. Роберт Райт в книге The Moral Animal писал: "знание о том, кто с кем спит, кто на кого сердит, кто кого обманул и т.д. даёт информацию для общественного маневрирования ради получения секса и других жизненно важных ресурсов. Поистине, все сплетни, которых жаждут люди всех культур - рассказы о триумфе, трагедии, роскоши, несчастье, необыкновенной верности, подлом предательстве и т.д. - чётко попадают в рамки информации, необходимой для выживания в обществе". Наш мозг инстинктивно не различает сплетни о наших реальных знакомых и о людях, которых мы видим по ТВ или в журналах. Вы могли заметить, что многие новости о звёздах связаны с репродуктивным (сексуальным) поведением и воспитанием детей. Голливудские звёзды заменяют для нас тесные коллективы, в которых наши предки вырабатывали свои репродуктивные стратегии.

Some research findings: Men are mainly interested in gossip about men and women mainly interested in gossip about women; we care much more about those above us in social hierarchy than those below; we care more about people in our own age group; we care more about negative news (someone got arrested) than positive (someone won an award). According to Frank McAndrew, professor of psychology at Knox College, we instinctively collect information that can affect our social status. Negative information about higher-status, same-sex others is ammunition against biological competitors.

Вот данные некоторых исследований: мужчин в основном интересуют сплетни о мужчинах, а женщин - о женщинах; нам гораздо интереснее те, кто выше нас в социальной иерархии; нам интереснее наши сверстники; нам интереснее негативные новости (кого-то арестовали), чем позитивные (кто-то получил награду). Как говорит Фрэнк МакЭндрю, профессор психологии Колледжа Нокса, мы инстинктивно собираем информацию, которая может повлиять на наш социальный статус. Негативная информация об однополых с нами особях, стоящих выше на социальной лестнице, служит нам оружием в борьбе с биологическими конкурентами.

См. также:

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: