Стереотипы об испанцах (статья Кармен Моран) | Spanish stereotypes

стереотипы об испанцах

The sun, the beach and the noisy fiesta were commodities exploited to attract tourists – in real life, Spaniards work longer hours than most Europeans, writes Carmen Morán.

Солнце, пляжи и шумные празднества (фиеста) - это приманка для туристов. В реальности у испанцев рабочая неделя длиннее, чем у большинства европейцев. Рассказывает Кармен Моран.

There's a tired, somewhat cliched feel to the idea the rest of Europe has about the Spaniards: a nation high on fiestas, with stunning women who can't go to the bullfight dressed in miniskirts lest their boyfriends and husbands (who are so macho) have a fit. And then there's the siestas in the afternoon, and the partying at night – an endess round of unchecked enjoyment.

У Европы есть избитые взгляды, почти штампы, насчёт испанцев. Они любят празднества. Их потрясающие женщины не могут ходить на корриду в миниюбках: иначе у их парней и мужей (они такие мачо!) будет припадок. Кроме того, у испанцев есть послеобеденный сон (сиеста) и привычка к поздним застольям - короче, безудержная радость без конца.

Do Spaniards actually ever work?    Испанцы вообще когда-нибудь работают?

The pictures Europeans have of Spain in their photo albums may be holiday snaps, but what happens there the rest of the time? The statistics tell us that there are Mondays, too. At 38.4 hours, the Spanish working week is longer than those in Finland (32.8), Germany (37.7), Italy (38) and France (35.6), to give a few examples taken from the EU agency Eurofound. And that's taking into account a more extensive calendar of national holidays in Spain than in any of those countries, as well as an older retirement age, in law (67) and in reality (62.3) – a year later than the European average. Comisiones Obreras, the biggest union, says: "Spain never was a nation of layabouts or lazy people, as it is made out to be. Just because we have holidays, that does not make us a country of idlers."

В свои фотоальбомы европейцы помещают фото из отпусков в Испании. А какова же повседневная жизнь этой страны? Статистика показывает, что в Испании бывают и понедельники. Рабочая неделя в Испании составляет 38,4 часа, она длиннее, чем в Финляндии (32,8 часа), Германии (37,7), Италии (38) и Франции (35,6) - это лишь несколько примеров по данным агентства Eurofound. И в этих данных учтено, что в Испании больше праздников, чем в любой из  этих стран, а также старше возраст выхода на пенсию (по закону 67 лет, на практике - 62,3 года) - он на год выше среднеевропейского уровня. Крупнейший профсоюз Comisiones Obreras заявляет: "Испания никогда не была страной лежебок и ленивцев, как её представляют. Если у нас много праздников - это не значит, что мы ничего не делаем".

Neither is it a country of siesta-takers – healthy though the practice assuredly is. Amelia Valcárcel, professor of moral and political philosophy, who has lived in many countries and studied their customs in detail, explains: "The passage from the lunch table to the bed was facilitated in the grand houses by the phrase, 'I'm just going to deal with my correspondence.' And then, as in Italy, they reappear, refreshed, at six o'clock in the evening. It's something that can't be attributed to the
Spanish crown."

И после обеда Испания не спит, хотя это, несомненно, была бы здоровая привычка. Амелия Валкарцел, профессор философии, побывавшая во многих странах и изучавшая их обычаи, поясняет: "В богатых домах из-за обеденного стола уходили прилечь со словами 'Пойду разберу свою почту'. А потом, как в Италии, вновь появлялись в 6 часов вечера освежённые. Такая привычка изобретена отнюдь не испанскими королями".

So macho?    Нет равноправия женщин?

But perhaps, then, to machismo? Not really. "There are countries that are infinitely more sexist," says Valcárcel. "The problem is that Spanish sexism has been crude, not at all subtle: women went about with their faces practically covered until the 18th century. But once the dictator Franco was dead, there was a great feminist movement, which in recent years has produced laws and a certain social sensibility that has permeated institutions.

Но, может быть, Испания - страна настоящих мачо, где женщины бесправны? Вообще-то нет. "Есть страны бесконечно более сексистские", - говорит Валкарцел. "Проблема в том, что испанский сексизм был груб, лишен тонкости: женщины ходили здесь под вуалью (с закрытыми лицами) вплоть до 18 века. Но после смерти диктатора Франко началось великое феминистское движение. Оно-то в последние году и привело к принятию новых законов и новым взглядам в обществе.

"France and Italy, not to mention Greece, are more sexist. It's just that in France, for instance, the sexism takes a more gallant form."

"Во Франции и Италии, не говоря уж о Греции, гораздо больше гендерной дискриминации. Но просто во Франции, например, она имеет более галантные формы".

The idea of a passionate character, which drives the European conception of Spain, is reflected in politics, too. Europeans acknowledge the "two Spains" when they talk about the breach between Catholics and secularists, nation-statists and regionalists, and left and right. The Spanish civil war, one of the most notorious conflicts of the modern age, did much to help paint this picture, which in some senses bears fresh brush strokes.

Представление о страстном характере испанцев господствует у европейских соседей. Отражается это и в политике. Европейцы признают существование "двух Испаний": есть глубокие различия между католиками и неверующими, государственниками и местными патриотами, левыми и правыми. Портрету Испании в таких красках способствовала гражданская война в Испании - печально известный конфликт прошлого века (современной эпохи). Но и позже к этому портрету добавились новые штрихи.

Fiesta, siesta, forever    Вечные фиеста и сиеста

"Noisy" is another adjective. And they're not wrong. It's something to do with the fiesta, which can occur as easily in a restaurant as in the street. And then there are the actual fiestas: every tiny village can count on having two patron saints and a couple of local fiestas. Not to mention the ones that are world famous, such as the bull-running in Pamplona. Indeed, Hemingway called his novel Fiesta.

"Шумные" - так испанцев тоже называют. Имеют на то право. Это связано с фиестой (празднествами), которые отмечают не только в ресторанах, но и на улице. А настоящие фиесты связаны с тем, что у каждой деревни есть не менее двух святых патронов и потому не менее двух сельских праздников. Не говоря уж про общенациональные, известные по всему миру, типа забега быков в Памплоне. Даже Хемингуэй назвал свой роман "Фиеста".

The sun, the beach, fiesta, noise: these were the goods Spain exchanged abroad, through tourism, to staunch its economic wounds.

Солнце, пляжи, фиеста, шум - это экспортные товары Испании, для туристов. Они прикрывают экономические раны.

And now, drugs. The fact is, consumption of cocaine is higher than in most of the countries that surround it; it is also, by virtue of its position on the map, the port of entry for a good proportion of the cocaine destined for neighbouring countries. But perhaps these things are not what foreigners are talking about when they say that the Spanish "know how to have a good time". Alcohol and tobacco are cheaper here than in most European countries, allowing even those on the lowest incomes to spend a little time every day in the bar; or to extend the fiestas into a never-ending bacchanal – until Monday comes around.

И наконец, о наркотиках. И правда, потребление кокаина выше, чем в большинстве соседних стран. Из-за своей географии Испания служит "портом прибытия" и для того кокаина, который потом идёт в соседние страны. Но наверное, не наркотики имеют в виду иностранцы, когда говорят, что испанцы "умеют веселиться". Алкоголь и табак здесь дешевле, чем в большинстве европейских стран. Даже при самой низкой зарплате всегда есть возможность посидеть в баре или превратить фиесту в бесконечную вакханалию - до самого понедельника.

См. также:

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: