Биография Поля Гогена на английском (статья Энн Моррисон) | Gauguin's Bid for Glory

[Примечание переводчика - французский художник Поль Гоген послужил прототипом главного героя романа Сомерсета Моэма "Луна и грош", Чарльза Стрикленда. Этот роман составлял "программное" чтение для всех, кто изучал английский язык в прошлом веке. Кроме того, о "профессионалах" в искусстве Моэм создал знаменитые романы "Театр" (героиня - актриса Джулия Ламберт), а также"Пироги и пиво" (о писателе, имени не помню).]

By Ann Morrison

Paul Gauguin did not lack for confidence. “I am a great artist, and I know it,” he boasted in a letter in 1892 to his wife. A painter, sculptor and writer, Gauguin stands today as one of the giants of Post-Impressionism and a pioneer of Modernism. He was also a great storyteller, creating narratives in every medium he touched. Some of his tales were true, others near-fabrications. Even the lush Tahitian masterpieces for which he is best known reflect an exotic paradise more imaginary than real.

Самоуверенности Полю Гогену хватало. "Я великий художник, и я знаю об этом", - хвастался он в письме жене в 1892 году. Художник, скульптор и писатель, сегодня Гоген - один из гигантов постимпрессионизма и зачинателей модернизма. Также он был выдающимся рассказчиком, создавая повествование из всего, к чему прикасался. Некоторые из его рассказов правдивы, некоторые - почти выдумка. Даже его роскошно сочные шедевры, созданные на Таити, которые принесли ему наибольшую известность, изображают некий экзотический рай, который порождён скорее воображением, чем реальностью.

“Gauguin created his own persona and established his own myth as to what kind of a man he was,” says Nicholas Serota, the director of London’s Tate. He dressed bizarrely, wrote self-serving critiques of his work, courted the press and even handed out photographs of himself to his fans. He was often drunk, belligerent and promiscuous.

"Гоген создал свой собственный образ и миф о себе как человеке", - говорит Николас Серота, директор галереи Тейт в Лондоне. Одевался он крайне необычно, писал хвалебную критику на собственные работы, обхаживал прессу и даже раздавал свои фото поклонникам. Часто бывал пьян, драчлив и неразборчив в любовных связях.

Автопортрет Поля Гогена, 1889 год
Gauguin Self Portrait, 1889

Several self-portraits depict Gauguin in various guises: struggling painter in a garret studio; persecuted victim; even as Christ in the Garden of Olives. An 1889 self-portrait shows him with a saintly halo and a devilish snake (with Garden of Eden apples for good measure), suggesting just how contradictory he could be.

Несколько автопортретов изображают Гогена в разных видах: как бедного художника в студии на чердаке дома, даже как Иисуса Христа в оливковом саду. На автопортрете 1889 года вы видите его с нимбом святого над головой и дьявольским змием (и к тому же с яблоками из Райского сада) - вот насколько он был противоречив.

Gauguin’s life was interesting enough without all the mythologizing. He was born Eugene Henri Paul Gauguin on June 7, 1848, in Paris to a political journalist, Clovis Gauguin, and his wife, Aline Marie Chazal, the daughter of a prominent feminist. With revolutions sweeping Europe when Paul was barely a year old, the family sought the relative safety of Peru, where Clovis intended to start a newspaper. But he died en route, leaving Aline, Paul and Paul’s sister, Marie, to continue on to Lima, where they stayed with Aline’s uncle.

Жизнь Гогена была достаточно интересна и без всякого мифотворчества. Полное его имя Юджин Анри Пол Гоген, родился 7 июня 1848 года в Париже в семье политического журналиста Клови Гогена и его жены Алин Мари Шазал, дочери известной феминистки. Едва Полю исполнился год, как Европу охватили революции, и семья отправилась в Перу, где было спокойнее и где Клови собирался основать новую газету. Но в дороге он умер, и его жена Алин с детьми Полем и Мари приехала в Лиму без мужа и поселилась у своего дяди.

Five years later they returned to France. Gauguin was back on the high seas by the time he was 17, first in the merchant marine, then in the French Navy. When Gauguin’s mother died, in 1867, her close friend Gustave Arosa, a financier and art collector, became his guardian. Arosa introduced his ward to Paris painters, helped him get a job as a stockbroker and arranged for him to meet Mette Gad, the Danish woman he would marry in 1873.

Через пять лет они вернулись во Францию. Гоген с 17 лет начал плавать по морям, сначала в торговом, потом в военно-морском флоте. Когда в 1867 году умерла мать Гогена, её близкий друг Гюстав Ароза, финансист и собиратель произведений искусства, стал опекать Поля. Ароза ввёл своего подопечного в мир художников Парижа, помог устроиться брокером на биржу и познакомил с датчанкой Метт Гэд. В 1873 году Гоген женился на ней.

Though an admirer of Claude Monet, a collector of Paul Cézanne, a student of Camille Pissarro and a friend of Edgar Degas, Gauguin had long sought to go beyond Impressionism. He wanted his art to be more intellectual, more spiritual and less reliant on quick impressions of the physical world.

Будучи почитателем Клода Моне, собирателем картин Поля Сезанна, учеником Камилля Писсарро и другом Эдгара Дега, Гоген давно мечтал выйти за рамки импрессионизма. Он хотел сделать своё искусство более интеллектуальным и более духовным, менее зависимым от мимолётных впечатлений физического мира.

The Universal Exposition of 1889, for which the Eiffel Tower was built, marked a defining moment for Gauguin. He was particularly taken with the Exposition’s ethnographic displays, featuring natives from France’s colonies in Africa and the South Pacific. It was likely the Exposition that pointed him to Tahiti. As he prepared for his trip the following year, he wrote to a friend that “under a winterless sky, on marvelously fertile soil, the Tahitian has only to reach up his arms to gather his food.” The description comes almost word for word from the Exposition’s official handbook.

Всемирная выставка 1889 года, для которой была построена Эйфелева башня, стала поворотным моментом для Гогена. Его особенно захватила этнографическая экспозиция выставки, где были представлены аборигены французских колоний в Африке и на юге Тихого океана. Вероятно, именно эта экспозиция нацелила его мысли на Таити. Готовясь к поездке туда, он писал в следующем году своему другу, что "под небом, не знающим зимы, на сказочно плодородной земле таитянину стоит лишь поднять руки - и собрать еду для себя". Это он переписал почти слово в слово из путеводителя по выставке.

Arriving in French Polynesia’s capital, Papeete, in June 1891, Gauguin found it much less exotic than he had imagined—or hoped. “The Tahitian soil is becoming completely French,” he wrote to Mette. “Our missionaries had already introduced a good deal of protestant hypocrisy and wiped out some of the poetry” of the island. He soon moved to the village of Mataiea, where the locals, as well as the tropical landscape, were more to his liking because they were less Westernized.

Приехав в Папеэте, столицу французской Полинезии, в июне 1891 года, Гоген понял, что всё не так экзотично, как он представлял (или надеялся). "Земля Таити становится совсем французской", - писал он жене, - "Наши миссионеры уже внедрили здесь в немалой степени протестантское лицемерие и отчасти вытравили поэзию" этого острова. Вскоре он поселился в деревне Матейа, где местные жители и тропические пейзажи пришлись ему больше по душе, меньше напоминая о западном влиянии.

Though Gauguin’s two years in Tahiti were productive—he painted some 80 canvases and produced numerous drawings and wood sculptures—they brought in little money. Discouraged, he decided to return to France, landing in Marseilles in August 1893 with just four francs to his name. But with help from friends and a small inheritance, he was soon able to mount a one-man show of his Tahitian work. Critical reception was mixed, but critic Octave Mirbeau marveled at Gauguin’s unique ability to capture “the soul of this curious race, its mysterious and terrible past, and the strange voluptuousness of its sun.” And Degas, then at the height of his success and influence, bought several paintings.

Хотя два года, проведённые на Таити, были для Гогена продуктивными - он написал около 80 полотен, создал многочисленные рисунки и деревянные скульптуры - в смысле денег они мало что дали. Разочарованный, он решил вернуться во Францию и в августе 1893 года сошёл с корабля в Марселе всего с четырьмя франками на счету в банке. Но помощь друзей и небольшое наследство вскоре позволили ему устроить выставку того, что он создал на Таити. Отзывы критики были разными, но критик Октав Мирбо восхитился уникальной способностью Гогена уловить "душу этого любопытного народа, его таинственное и ужасное прошлое, роскошные и живительные лучи его солнца". А Дега, который был тогда на вершине успеха и влияния, купил несколько картин.

Gauguin turned his Montparnasse studio into an eclectic salon for poets and artists. Playing for recognition, he dressed in a blue greatcoat with an astrakhan fez, carried a hand-carved cane and enhanced his striking image with yet another young mistress, the teenage Anna the Javanese, and her pet monkey. She accompanied Gauguin to Pont-Aven, where Gauguin planned to spend the summer of 1894. But instead of enjoying the artistic stimulus of Brittany, Gauguin soon found himself in a brawl with Breton sailors, who were picking on Anna and her monkey, that left him with a broken leg. While he was recovering, Anna returned to Paris and looted his apartment, putting an emphatic end to their months-long relationship.

Гоген превратил свою студию на Монпарнассе в эклектический салон для поэтов и художников. Добиваясь признания, он носил синюю шинель и каракулевую феску, ходил с резной тростью и завёл новую молодую любовницу, яванку Анну, которой далеко не было и 20 лет, зато у неё была обезьянка. В 1894 они вместе поехали в Пон-Авэн, где собирались провести лето. Но вместо творческого подъёма в Бретани его ждала крупная драка с местными моряками, которые насмехались над Анной и её обезьянкой, и в результате - сломанная нога. Пока он выздоравливал, Анна съездила в Париж и обобрала его квартиру. Это поставило жирную точку в их взаимоотношениях, которые длились несколько месяцев.

Feminists might see Anna’s action as payback for Gauguin’s long abuse of women. After all, he abandoned his wife and children, sought out underage lovers and lived a life of hedonism that ended in heart failure exacerbated by syphilis.

Возможно, женщины-феминистки сочли бы, что Анна отомстила Гогену за все его оскорбления женщинам. Ведь он бросил жену и детей, искал себе несовершеннолетних любовниц и наслаждался жизнью как мог, доведя себя до сердечной недостаточности и сифилиса в придачу.

Gauguin’s final residence was in the remote, French Polynesian Marquesas Islands, some 850 miles northeast of Tahiti. He went there at age 53 in September 1901 to find, he said, “uncivilized surroundings and total solitude” that will “rekindle my imagination and bring my talent to its conclusion.”

Последние годы Гоген прожил на далёких Маркизских островах во Французской Полинезии, примерно в 850 милях от Таити. Он уехал туда в сентябре 1901 года в возрасте 53 года и нашёл там, как он сам говорил, "отсутствие цивилизации и полное одиночество", которое "вновь возродит моё воображение и даст моему таланту осуществиться полностью".

Автопортрет Поля Гогена, 1903 год
Gauguin Self Portrait, 1903

Gauguin spent his last days battling colonial authorities over alleged corruption, as well as what he considered unwarranted regulations of alcohol and child morality. In native dress and bare feet, he also argued—in court—that he should not have to pay taxes.

В последние свои дни Гоген боролся с колониальными властями, обвиняя их в коррупции и слишком строгих правилах насчёт алкоголя и детской нравственности. Одетый в местном стиле и босой, он также доказывал в суде, что не должен платить налогов.

As his health deteriorated, Gauguin considered returning to Europe. His friend Daniel de Monfreid argued against it, saying the artist was not up to making the trip and that a return to Paris would jeopardize his growing reputation. “You are at the moment that extraordinary, legendary artist who sends from the depths of Oceania his disconcerting, inimitable works, the definitive works of a great man who has disappeared, as it were, off the face of the earth.”

По мере ухудшения здоровья Гоген стал думать о возвращении в Европу. Его друг Дэниэл Монфрейд не советовал этого делать, так как художник не выдержал бы такой поездки, а возвращение в Париж нанесло бы ущерб его растущей репутации. "В настоящий момент вы необычный, легендарный художник, которых присылает волнующие, неподражаемые работы из глубин Океании, настоящие шедевры, созданные великим человеком, будто исчезнувшим с лица земли".

Sick and near-penniless, Gauguin died at age 54 on May 8, 1903, and was buried in the Marquesas. A small retrospective was held in Paris that year. A major exhibition of 227 works followed in 1906, which influenced Pablo Picasso and Henri Matisse, among others. Gauguin was famous at last.

Больной и почти без средств, Гоген умер 8 мая 1903 года в возрасте 54 лет и похоронен на Маркизских островах. В год смерти в Париже устроили небольшую выставку его работ. Затем, в 1906 году, последовала крупная выставка из 227 работ, которая повлияла на Пабло Пикассо, Анри Матисса и других. Наконец, слава пришла к Гогену.

См. также:

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: