Бианка Сфорца: дама с секретом | Bianca Sforza: Lady with a Secret

Source: National Geografic site

By Tom O'Neill

[Примечание переводчика - А.П.Чехов говорил: "Больных становится больше потому, что больше становится врачей". Если переиначить, то шедевров становится больше потому, что становится больше специалистов по шедеврам.]

Портрет Бианки Сфорца
Possible da Vinci painting

Bianca Sforza attracted few stares when introduced to the art world on January 30, 1998. She was just a pretty face in a frame to the crowd at a Christie's auction in New York City. Nobody knew her name at the time, or the name of the artist who had made the portrait. The catalog listed the work—a colored chalk-and-ink drawing on vellum—as early 19th century and German, with borrowed Renaissance styling. A New York dealer, Kate Ganz, purchased the picture for $21,850.

Бианка Сфорца поначалу не привлекла пристальных взоров, когда появилась в мире искусства 30 января 1998 года. Просто милое лицо в рамке среди многочисленных лотов на аукционе Кристи в Нью-Йорке. Тогда никто не знал её имени, как и имени создателя этого портрета. По каталогу она значилась как цветной рисунок на пергаменте мелом и чернилами [неизвестного] немецкого художника начала 19-го века с элементами стиля Ренессанса. Кейт Ганц, коллекционер из Нью-Йорка, купила эту картину за 21850 долларов.

The price hadn't budged almost ten years later when a Canadian collector, Peter Silverman, saw Bianca's profile in Ganz's gallery and promptly bought it. The drawing might actually date from the Renaissance, he thought. Ganz herself had mentioned Leonardo da Vinci, that magical name, as an influence on the artist. Silverman came to wonder, What if this is the work of the great Leonardo himself?

Десять лет цена картины оставалась прежней, пока профиль Бианки не увидел в галерее Ганц канадский коллекционер Питер Силвермен. Он немедленно купил эту картину. Ему показалось, что она действительно могла быть написана в период Ренессанса. Сама Ганц упоминала магическое имя Леонардо да Винчи, который мог оказать влияние на создателя картины. И Сильвермен задумался: а что, если это и есть работа самого великого Леонардо да Винчи?

That someone could walk into a gallery and buy a drawing that turns out to be a previously unknown Leonardo masterpiece, worth perhaps $100 million, seems pure urban myth. Discovery of a Leonardo is truly rare. At the time of Silverman's purchase, it had been more than 75 years since the last authentication of one of the master's paintings. There was no record that the creator of the "Mona Lisa" ever made a major work on vellum, no known copies, no preparatory drawings. If this image was an authentic Leonardo, where had it been hiding for 500 years?

Это выглядит как миф чистой воды: некто заходит в галерею и покупает рисунок, который оказывается ранее неизвестным шедевром Леонардо да Винчи стоимостью около 100 миллионов долларов. Новые открытия картин Леонардо случаются очень редко. Когда Сильвермен купил эту картину, прошло 75 лет со времени последней находки картины гениального мастера. И нигде не было сведений о том, что создатель "Моны Лизы" писал на пергаменте, не было известно никаких копий таких работ, никаких рисунков-этюдов для них. Если это подлинный портрет кисти Леонардо, то где он прятался 500 лет?

Silverman emailed a digital image of Bianca to Martin Kemp. Emeritus professor of art history at Oxford University and a renowned Leonardo scholar, Kemp regularly receives images, sometimes two a week, from people he calls "Leonardo loonies," convinced they have discovered a new work. "My reflex is to say, No!" Kemp told me. But the "uncanny vitality" in the young woman's face made him want a closer look. He flew to Zurich, where Silverman kept the drawing in a vault. At 13 by 9¾ inches, it is roughly the size of a legal pad. "When I saw it," Kemp said, "I experienced a kind of frisson, a feeling that this is not normal."

Силвермен по электронной почте направил цифровое фото Бианки Мартину Кемпу - почётному профессору истории искусств Оксфордского университета и широко известному специалисту по Леонардо да Винчи. Кемп постоянно получает такие фотографии, порой по паре в неделю, от "фанатиков Леонардо да Винчи", убеждённых, что они нашли новую работу художника. Кемп рассказал мне: "Моей рефлекторной реакцией было сказать "Нет!" Но "непостижимая живость" лица молодой женщины заставила его присмотреться внимательнее. Он полетел в Цюрих, где Сильвермен хранил этот рисунок в специальном хранилище ценностей. Размером рисунок - с блокнот с отрывными страницами: 13 на 9,75 дюймов. Кемп говорит: "Я испытал нервную дрожь при первом взгляде на картину, почувствовав её необычность".

That initial shiver of excitement compelled Kemp to embark on his own investigation. He was aided by high-resolution multispectral scans by Pascal Cotte of Lumiere Technology in Paris, allowing Kemp to study the drawing's layers, from first strokes to later restorations. The more Kemp looked with his connoisseur's eye, the more he saw what he considered evidence of Leonardo's hand—how the hair bunched beneath the strings holding it in place, the beautiful modulation of colors, the precise lines. Shaded areas showed distinctive left-handed strokes just like Leonardo's. The expression, poised but pensive, the look of someone growing up too fast, conveyed Leonardo's maxim that a portrait should reveal "motion of the mind."

Это содрогание заставило Кемпа начать собственное исследование картины. Паскаль Котт из парижской компании Lumiere Technology помог провести высокоточное (много)спектральное сканирование картины, что позволило Кемпу проследить наложение слоёв от первых штрихов до позднейшей реставрации. Глазом знатока Кемп всё больше узнавал манеру письма Леонардо да Винчи - строение кисти, прекрасные цветовые переходы, точность линий. На затенённых участках ясно виделись мазки левой рукой, характерные для Леонардо. Выражение лица, уравновешенное, но задумчивое (как у девочки, быстро становящейся взрослой) соответствовало творческому кредо Леонардо о том, что портрет должен показывать "движение души".

Kemp also needed proof that the portrait had been made during Leonardo's lifetime (1452-1519) and that its historical particulars fit the artist's biography. The vellum, probably calfskin, had been carbon-dated, its origin placed somewhere between 1440 and 1650. Costume research revealed that the sitter belonged specifically to the Milanese court of the 1490s, with its fashion for elaborately bound hair. Leonardo lived in Milan during this time, accepting commissions for court portraits. Stitch marks on the edge of the portrait suggested that it came from a book, possibly one commemorating a royal marriage.

Кемпу нужно было доказать, что портрет был создан при жизни Леонардо (1452-1519) и что его художественные особенности соответствуют биографии художника. Провели радиоуглеродный анализ возраста пергамента (он, скорее всего, сделан из кожи телёнка), который показал время между 1440 и 1650 гг. Исследование костюма показало, что на картине придворная дама из Милана 1490-х годов. Тогда была мода на сложную укладку волос с лентами. Как раз в это время Леонардо жил в Милане, писал там придворные портреты. Следы переплёта на краю портрета наводят на мысль, что он вырван из альбома - возможно, посвящённого королевской свадьбе.

Kemp's detective work led him to a name, Bianca Sforza. An illegitimate daughter of the Duke of Milan, she was married in 1496 to Galeazzo Sanseverino, commander of the Milanese troops and a patron of Leonardo's. Bianca was 13 or 14 at the time of the portrait. Tragically, she died a few months later, likely from an ectopic pregnancy, a not uncommon fate for young court brides. Kemp named the drawing "La Bella Principessa," the beautiful princess.

Детективная работа Кемпа позволила раскрыть имя девушки на портрете - Бианка Сфорца. Её, незаконную дочь герцога Милана, в 1496 году выдали замуж за Галеаццо Сансеверино, командира миланских войск и патрона Леонардо да Винчи. Портрет написан, когда Бианке было 13 или 14 лет. Она трагически умерла несколько месяцев спустя при (эктопической) беременности, что случалось тогда нередко. Кемп назвал этот рисунок "Прекрасная принцесса".

In 2010 Kemp and Cotte published their findings in a book. Several prominent Leonardo scholars agreed, others were skeptical. Carmen Bambach, curator of drawings at New York's Metropolitan Museum of Art, was quoted as saying that the portrait simply "does not look like a Leonardo." Another scholar thought the image too "sweet." The specter of a high-quality forgery was raised. Doubt seemed to collect around the portrait's sudden, almost miraculous appearance. Where had it come from?

В 2010 году Кемп и Котт опубликовали книгу о своих исследованиях. Несколько выдающихся специалистов по творчеству Леонардо приняли их выводы, другие проявили скепсис. Кармен Бамбах, куратор отдела рисунка в Метрополитен Музее Нью-Йорка, как говорят, заявил, что портрет "просто не похож на работу Леонардо". Другой эксперт признал портрет слишком "приторным". В воздухе стал витать призрак высококачественной подделки. В центре сомнений оказалось внезапное, почти чудесное появление портрета. Откуда он взялся?

Kemp didn't know. Then, almost like divine intervention, a message came from D. R. Edward Wright, emeritus professor of art history at the University of South Florida. Having followed the very public dispute, Wright suggested to Kemp, whom he had never met, that his answer might lie in the National Library of Poland in Warsaw, inside a book called the Sforziad. Wright, an expert on Renaissance iconography, described it as a deluxe commemorative volume for the marriage of Bianca Sforza, a fit occasion for a Leonardo portrait.

Этого Кемп не знал. И вдруг, как по божественному изволению, пришло сообщение от Д.Р. Эдварда Райта, прочётного профессора истории искусства университета Южной Флориды. Он следил за публичными спорами насчёт картины и высказал Кемпу (с которым не был знаком) предположение, что разгадка может находиться в Национальной библиотеке Польши в Варшаве, в книге под названием "Сфорциада". Райт, специалист по иконографии Ренессанса, сообщил, что этот роскошный альбом был создан к свадьбе Бианки Сфорца, что могло стать подходящим поводом для создания её портрета Леонардо да Винчи.

Funded by a National Geographic Society grant, Kemp and Cotte traveled to Warsaw. Cotte's macrophotography revealed that a folio had been removed from the exact place in the Sforziad where a portrait would have been added. The moment arrived when they inserted a copy of Bianca's portrait into the open book. It fit perfectly. For Kemp, this was the clincher: " ‘La Bella Principessa' was a one-off portrait by Leonardo that had gone into a book and then onto a shelf."

С помощью Национального географического общества Кемп и Котт выехали в Варшаву. Макрофотографии Котта обнаружили точное место в альбоме "Сфорциада", откуда был изъят портрет. Они вставили копию портрета Бианки в открытый альбом. Совпадение было идеальным. Для Кемпа это положило конец сомнениям: "Прекрасная принцесса" написана Леонардо для этого альбома, но позже была отделена от него.

According to Wright, the volume reached Poland in the early 1500s, when a member of the Sforza family married a Polish royal. The leaf was sliced out, possibly at the time of the book's rebinding in the 17th or 18th century. The trail grows faint here. What is known is that at some point it was acquired by an Italian art restorer, whose widow put it up for sale at Christie's.

Согласно Райту, этот альбом попал в Польшу в начале 16-го века, когда кто-то из семьи Сфорца сочетался браком с кем-то из семейства польских королей. Возможно, портрет был вырван из альбома при его повторном переплетении в 17-ом или 18-ом веке. Затем следы портрета теряются. Известно, что позже его приобрёл один реставратор из Италии, вдова которого и выставила портрет на продажу на аукционе Кристи.

Authenticating a centuries-old artwork, especially a potentially rare, extremely valuable Leonardo, is seldom a clear-cut, objective process. Ego, personal taste, and fear of litigation all get tangled up in the judgment. To reach wider consensus, Kemp sent his latest findings to a number of leading specialists. Almost all refused comment, including for this article. Agreement "will take time," concedes Kemp, "but I have clear confidence in where I am." One thing is sure. Should the day come when Bianca Sforza's face hangs in a museum as a true Leonardo, everyone will stare.

Установление подлинности произведения искусства, созданного несколько веков назад, - особенно такого редкого и ценного, как картина Леонардо да Винчи - почти никогда не бывает простым и чисто объективным. Личные эго, личные вкусы, страх судебных процессов - всё это влияет на принятие решения [о подлинности]. Чтобы достичь широкого консенсуса, Кемп разослал свои последние научные выводы ведущим специалистам. Почти все отказались комментировать, в том числе и для нас. Кемп говорит: "Чтобы прийти к согласию, необходимо время. Но я полностью уверен в своих выводах". Одно можно сказать точно. Если настанет день и Бианку Сфорца вывесят в музее как подлинную работу Леонардо да Винчи, то все будут смотреть на неё пристально.

[Примечание переводчика - кажется странным, что если портрет был вырван из альбома, то, скорее всего, в этом альбоме "Сфорциана" он был не единственным, нарисованным Леонардо да Винчи. Почему же не исследуют другие рисунки свадебного альбома?]

См. также:

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: