"Дама с горностаем": портрет №2 в наследии Леонардо да Винчи | Portrait №2 by Leonardo da Vinci

Source: INTELLIGENT LIFE magazine

Дама с горностаем
"Lady with an Ermine" is
the second most famous woman
in Leonardo’s life

Consider the ermine: a stoat in winter fur. Stoats are small and fierce; they kill by biting the necks of their prey; they are said to mesmerise their larger victims with a snake-like dance. And now look at Leonardo da Vinci’s ermine, resting quietly, although still very much alert, in the loose grip of his mistress. His left paw is upraised in a heraldic gesture. He has intelligent eyes, his mouth is closed over sharp teeth, his fur is soft and creamy, and his owner’s long fingers rest gently on him. This is a beautiful, sleek creature, a beloved pet.

Вспомните горностая: зимой у него мех белый (ermine - горностай с белым мехом), а летом - светло-коричневый (stoat - горностай с летним мехом). Горностай - животное маленькое и свирепое, убивает жертву укусом в шею; говорят, он гипнотизирует крупную добычу своим танцем, похожим на танец змеи. А теперь посмотрите на горностая на портрете кисти Леонардо да Винчи: он лежит спокойно и свободно в руках хозяйки, хотя [внутренне] очень насторожен. Его левая лапа поднята в геральдическом жесте. У него умные глаза, острые зубы за сжатым ртом, мех мягкий, кремового цвета. Длинные пальцы хозяйки бережно прикрывают его. Это прекрасный, лоснящийся зверёк, любимец хозяйки.

The lady is Cecilia Gallerani, aged about 16 when her portrait was painted, c.1490, and at that time the favourite mistress of Lodovico Sforza, the immensely powerful duke of Milan. In the year after she was painted, Cecilia gave birth to Lodovico’s son, and Lodovico married Beatrice d’Este, who soon ensured her rival was dismissed. Records suggest that when she left the Sforza castle, Cecilia took the painting with her.

А хозяйка - это Цецилия Галлерани. Портрет создан около 1490 года, ей примерно 16 лет. В этом возрасте она была фавориткой Лодовико Сфорца, могущественного герцога Милана. Через год после написания этого портрета Цецелия родила Лодовико сына, а сам Лодовико женился на Беатрис д'Эсте, которая быстро удалила соперницу от двора мужа. Есть свидетельства, что Цецилия взяла портрет с собой, когда покидала замок Сфорца.

We can reasonably assume that the portrait was commissioned by Leonardo’s patron, the enamoured duke. Cecilia was apparently as gifted as she was lovely — a poet, linguist and musician. Why then did Leonardo pair her with an animal that few would call endearing? Why draw attention to the stoat-like shape of Cecilia’s face: was it a waspish tease, a moral rebuke, a subtle act of malice?

Разумно предположить, что портрет был заказан влюблённым герцогом своему придворному художнику. Видимо, Цецилия была не только хороша собой, но также была талантливой поэтессой, знатоком языков и музыки. Почему же Леонардо изобразил её вместе с животным, которое мало кто назовёт милым? Зачем привлекать внимание к форме лица Цецилии, похожего на лицо горностая? Что это: шуточный укол, моральное осуждение или тонкое проявление злого отношения?

On one level the inclusion of the ermine is a tribute to Lodovico, who used it as an emblem. There is a knowing joke here: a ruthless lord is fondled by his mistress, made submissive by the power of love. But, in another aspect, this animal is Cecilia herself. See how the curve of Cecilia’s shoulder rhymes perfectly with the curve of the ermine’s body, how her bent wrist echoes its paw, how the two are connected in a sinuous flowing spiral, how their matching eyes, clear and brown. The ermine and the girl are almost indivisible, two aspects of one being.

На первом уровне [понимания] появление на портрете горностая - это дань уважения Лодовико. Горностай был его эмблемой. Здесь шутка-намёк: женщина ласкает своего свирепого господина, укрощённого силой любви. Но есть и другой аспект: горностай - это сама Цецилия. Посмотрите, как изгиб её плеча гармонирует (рифмуется) с изгибом тела горностая. Изгиб её запястья - эхо изгиба лапы зверька. Их объединяет волнистая спираль, у них одинаковы ясные, карие глаза. Горностай и девушка почти неразделимы, как две ипостаси одного существа.

In folklore the ermine was a symbol of purity, because it was supposed to prefer death to the defilement of its snowy coat. Leonardo knew this. But no one as observant as Leonardo could fail to see that the ermine has two faces, and that in its stoat-guise it is brown, smells musky and is vicious.

В фольклоре горностай был символом чистоты, так как по поверьям предпочитал смерть осквернению своей белоснежной шубки. Леонардо знал об этом. И Леонардо с его наблюдательностью не мог не заметить, что у горностая два лица, что в своей летней коричневой шубке он пахнет мускусом и полон норова.

“The good painter has to paint two principal things,” Leonardo wrote of figure painting, “that is to say, man and the intention of his mind.” One reason for the great allure of this painting is the hint of troubling duality. Girl and animal—beautiful Cecilia, with her immaculate white skin, is a mistress, not a lawful wife. She could equally be predatory as pure and honourable; she could indeed be prey herself. The potentially dangerous creature in her arms is captive, for the moment. But while Cecilia may have captivated the mighty Lodovico, she herself, dependent on patronage like the painter, is subject to his will. There’s not much security in the post of ducal pet, as Cecilia would soon discover.

Вот что писал Леонардо об искусстве портретного изображения: "Хороший художник должен передать на картине две главных вещи: человека и состояние его души (ума)". И секрет огромной привлекательности этого портрета - в этом намёке на тревожную двойственность. Девушка-животное, прекрасная Цецилия с её безупречной белой кожей - любовница, но не законная жена. Она может быть и хищной, и чистой, и достойной уважения. Она сама может стать жертвой хищника. Пока что опасный зверёк послушно сидит в её руках. Но очаровав могущественного Лодовико, она сама зависит от его патронажа, как и художник Леонардо да Винчи. Положение любимого зверька герцога ненадёжно, о чём Цецилия вскоре узнает по себе.

This is above all a painting of supreme harmony, the creation of a perfect whole through total mastery of line and shadow, light and form. Look at this woman, Leonardo is saying: ambiguous and flawed like every human being, but beautiful and lovable.

Самое главное в этом портрете - предельная гармония. Художник создал совершенное целое через мастерское владение линией, светотенью и формой. Леонардо говорит нам: посмотрите на эту женщину. Она неоднозначна и не лишена недостатков, как любой человек, но она прекрасна и достойна любви.

См. также:

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: