Гавайи: купить остров можно, но легко ли стать его хозяином? | Hawaii: You Can Buy An Island, But Can You Really Own It?

Американское произношение:

AUDIE CORNISH:
Many of us have fantasized at some point about what it would be like to own an island. Well, software mogul Larry Ellison doesn't have to fantasize. He recently bought the Hawaiian island of Lanai, but it turns out that life isn't all hammocks and mai tais. As NPR's Martin Kaste reports, along with the island, Ellison also bought a relationship with the 3,000 people who live there.
Многим из нас хоть раз доводилось фантазировать о покупке собственного острова. А вот компьютерному магнату Лэрри Эллисону фантазировать не надо. Недавно он купил остров Ланаи в Гавайском архипелаге. Но оказывается, что в гамаке с коктейлем в руках всю жизнь не пролежишь. Как рассказывает наш корреспондент Мартин Кейст, вместе с островом Эллисон купил необходимость общаться с его 3000 жителями.
MARTIN KASTE:
We don't know much Ellison paid for the island, for 98 percent of the island to be exact. But estimates run upwards of half a billion dollars. So what do you get for that kind of money?
Мы не знаем, сколько Эллисон заплатил за остров, точнее - за 98% острова. Но называют цифры до полумиллиарда долларов. Так что же вы приобретаете за такие деньги?
(SOUNDBITE OF BIRD SOUNDS)
KASTE:
Beautiful beaches for starters, a view of Maui, just eight miles away, a couple of luxury resorts built by the previous owner and, as a bonus, some delicate history.
Прежде всего, прекрасные пляжи, вид на остров Мауи в восьми милях отсюда, парочку роскошных курортных комплексов, построенных прежним владельцем, и в придачу - непростое историческое прошлое острова.
MIKALA ENFIELD:
How are you? I'm Mikala.
Здравствуйте. Меня зовут Микала.
KASTE:
Martin Kaste, we're from NPR.
Меня зовут Мартин Кейст, мы с радио NPR.
At the museum, Mikala Enfield tells the story of how an island six times the size of Manhattan ended up as one piece of property. It started in the 1860s with a Mormon adventurer named Walter Murray Gibson.
В музее Микала Энфилд рассказывает, как остров размером в шесть Манхэттенов превратился в частную собственность. Всё началось в 1860-х годах с мормона Уолтера Мюррея Гибсона, искателя приключений.
ENFIELD:
What he does is he buys up the land with the church money, the mission money. And by the time Brigham Young realizes what he's doing, buying up these lands, putting it in his own name, he's excommunicated. But he's in control of most of Lanai's lands.
Он на церковные (миссионерские) деньги скупил земли острова. Но глава мормонов Бригам Янг понял, зачем Гибсон скупает эти земли, и отлучил его от церкви. Правда, большая часть острова Ланаи осталась в  руках Гибсона.
KASTE:
This consolidation continued under a succession of owners. Enfield's ancestors sold their land in 1919 for $275.
Затем целый ряд владельцев продолжили собирать земли в одни руках. Предки Микалы Энфилд продали свой остров в 1919 году за 275 долларов.
ENFIELD:
In my family's situation, my family was told that all access would be blocked. Everything was bought out, and they wouldn't have any way in or out.
Моя семья попала в такую ситуацию: ей просто сказали, что остров отрежут от остального мира. Ничего нельзя будет купить, ни уехать, ни приехать.
KASTE:
By midcentury, the island of Lanai was a plantation for Dole pineapples. Joan de la Cruz was born and raised here. And she says, during the pineapple era, the island really did feel private.
В середине века остров Ланаи превратился в плантацию ананасов (Доула). Жуана де ла Круз родилась и выросла здесь. По её словам, в "ананасовую" пору истории острова жизнь здесь была совсем замкнутой.
JOAN DE LA CRUZ:
Back in the '50s, the police and the company would meet the plane. If people were coming over the island and didn't have a place to stay, they'd put them back on the plane.
Ещё в 1950-х годах самолёты встречала полиция и представители компании. Если прилетающим было негде остановиться на острове, им позволяли жить в самолёте.
KASTE:
The pineapples are gone now, and it's mainly tourism that supports the residents. De la Cruz runs a general store in town, the grandly named International Food and Clothing Center. The building belongs to Ellison. He's the landlord to almost every business on the island, and he also owns about a third of the houses. But de la Cruz says, the island also has some pockets of public space.
Ананасы здесь больше не выращивают, жители живут в основном за счёт туризма. Де ла Круз владеет в городе магазином с громким названием "Международный центр продуктов питания и одежды". Здание магазина принадлежит Эллисону. Он на острове хозяин почти всего бизнеса и примерно трети домов. Но де ла Круз говорит, что на острове остались и "островки" земли, не являющиеся частной собственностью.
CRUZ:
The roads are county, the highways are state, Hawaii, all beaches are public property. No one can own the beach.
Дороги принадлежат местным властям, автомобильные шоссе - штату Гавайи, все пляжи тоже в общественной собственности. Частное лицо не может владеть пляжем.
KASTE:
In fact, residents of Lanai are used to having full access to the island. Robin Kaye is driving on Ellison's land. He says he doesn't think twice about it - nobody does. He's heading north.
Фактически жители Ланаи могут передвигаться по острову без всяких ограничений. Робин Кейи ездит на своей машине по острову Эллисона и говорит, что никогда не задумывается над тем, куда можно или нельзя ехать: об этом никто не думает. Сейчас он едет на север острова.
ROBIN KAYE:
This road goes about another mile and it comes to an area that's called the Garden of the Gods, where you can look out and see where the 170 windmills would be.
Примерно через милю дорога приводит к месту, которое называется Сад Богов, там можно увидеть место, где собираются построить 170 ветряных мельниц.
KASTE:
Windmills. He's talking about a proposed wind farm to supply power to Honolulu. It's the most controversial issue on Lanai. When the previous owner, David H. Murdock, sold the island, he kept the right to develop wind power here. Robin Kaye leads the opposition. And he's unfazed by the fact that 98 percent of this island belongs to somebody else.
Ветряные мельницы. Он имеет в виду ветряки для выработки электричества за счёт силы ветра. Это электричество пойдёт в Гонолулу. Этот проект сейчас вызывает больше всего споров на острове Ланаи. Когда прежний владелец острова, Дэвил Мердок, продавал остров, он сохранил за собой право строить такие ветряные электростанции. Робин Кейи возглавляет тех, кто выступает против строительства ветряков. И его ничуть не смущет тот факт, что 98% острова находится в частной собственности.
KAYE:
In America, you live here, I live here. The fact that I own 6,500 square feet doesn't matter. The fact is, this is my home. It is mine.
В Америке так: на острове живёте и вы, и мы. Тот факт, что вы владеете 6500 квадратных футов земли, значения не имеет. Важно то, что этот остров - мой дом. Это мой остров.
(SOUNDBITE OF RAIN)
KASTE:
An afternoon downpour rakes the town square, also Ellison's property. Standing under a picnic shelter, Wendell Kahoohalahala looks around and says, the park is looking more spruced up lately. He says he has high hopes for the new owner.
Послеобеденный ливень залил городскую площадь и владения Эллисона. Под пикниковым "грибком" стоит Уенделл Кахоохалахала и, оглядываясь кругом, говорит, что парк в последнее время стал выглядеть наряднее. Он связывает с новым владельцем большие надежды.
WENDELL KAHOOHALAHALA:
As long as he takes care of the local people and the visitors that come to Lanai, then everything will be fine, you know.
Если он будет заботиться о местных жителях и приезжих на Ланаи, то всё будет хорошо.
KASTE:
It's a hint of what one frustrated transplant calls the medieval mindset on Lanai, a sense of dependency on the owner. But at the same time, Kahoohalahala also says he thinks Ellison's ownership comes with an asterisk.
Это проявление того, что один недовольный приезжий назвал "средневековым мышлением" на острове: чувство зависимости от владельца. Но в то же время Кахоохалахала считает, что владельческие права Эллисона небезоговорочны.
KAHOOHALAHALA:
My mom gave birth to me on this land. When she gave birth to me on this land, the land becomes my birthright.
Меня на этом острове родила мать. Раз я родился на острове, то с рождения имею права на него.
KASTE:
And that's not something anybody can buy, he says. Not even for half a billion dollars. Martin Kaste, NPR News.
А такие права не купишь. Даже за полмиллиарда долларов. Это был Мартин Кейст, NPR News.
остров Ланаи, Гавайи
Курорт "Четыре времени года" на острове Ланаи. Этот остров в Гавайском архипелаге почти полностью купил компьютерный магнат Лэрри Эллисон.
 
 
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: