Английский язык в Индии (статья из газеты The International Herald Tribune) | English in India

английский язык в Индии

English is the de facto national language of India. It is a bitter truth. Hindi films are now written in English — the instructions in the screenplays are in English, and even the Hindi dialogue is transcribed in the Latin alphabet. Mumbai’s film stars, like most educated Indians, find it easier to read Hindi if it is written this way.

Английский язык фактически стал национальным языком Индии. Это горькая правда. Индийские фильмы теперь пишутся на английском языке - все указания актёрам в сценарии пишутся по-английски, и даже диалоги на языке хинди записываются буквами латинского алфавита. Звёзды киностудии в Мумбае (бывш. Бомбей), как и большинство образованных индийцев, считают, что легче читать хинди в такой записи.

Almost all advertising billboards in India are in English. There is not a single well-paying job in the country that does not require a good understanding of the language. Higher education here is conducted entirely in English. When Hindustan Pencils makes cheap pencils, which its sells to rural children for a rupee apiece (about 2 cents), the company prints the brand name, “Jobber,” in English. “A villager has more respect for a brand that is written in English,” said Dhruman Sanghvi, a company director.

Почти все рекламные объявления в Индии на английском языке. Нет такой хорошо оплачиваемой работы, где бы не требовалось хорошее понимание английского. Обучение в высших учебных заведениях проводится полностью на английском языке. На карандашах фирмы Hindustan Pencils, которые дети в сельской местности покупают по цене рупия за штуку (около 2 центов), по-английски написана торговая марка “Jobber”. "Сельские жители больше уважают торговую марку, написанную по-английски", - говорит директор компании Друман Санджави.

Many Indians would say that India’s national language is Hindi. They would say it with pride if they are from the north and with a good-natured grouse if they are from the south. But this is a misconception. The fact is that, according to the Indian Constitution, the country does not have a national language.

Многие индийцы скажут, что национальный язык Индии - хинди. Скажут с гордостью, если они с севера страны, и с добродушным ворчанием, если с юга. Но это неверное представление. Фактически, по индийской конституции, в стране нет национального (государственного) языка.

In the years that followed the nation’s independence from the British in 1947, there were efforts to hoist Hindi as the national language, but regional linguistic sentiments were high. In the southern state of Tamil Nadu, men immolated themselves to protest what they thought was the colonizing power of Hindi. As a compromise, Hindi was downgraded to one of the two official languages in which the government would conduct its business.

В годы после получения независимости от Британии в 1947 году делались усилия поднять хинди до уровня государственного языка, но этому мешало недовольство сторонников других местных языков. В южном штате Тамил Наду люди приносили себя в жертву в знак протеста против колонизаторского, по их мнению, насаждения хинди. В виде компромисса хинди был "понижен" до статуса одного из двух официальных языков для работы органов государственной власти.

The other official language was English, which has long been considered a default language, a foreign language. But this is no longer true. Since independence, the influence and reach of English have grown immensely. It is impossible to arrive at a credible figure for the number of Indians who understand English (a lot), who can read it (many) or who can write it (very few). But what is indisputable is that in India today, English has the force and quality of a national language.

Вторым официальным языком стал английский, который долго считался языком "на крайний случай", иностранным языком. Но теперь всё изменилось. После получения независимости влияние и распространение английского языка очень сильно возросло. Невозможно точно установить число индийцев, понимающих английский (таких много), читающих по-английски (много) или умеющих писать по-английски (таких очень мало). Но бесспорно, что в сегодняшней Индии английский язык имеет силу и качество национального языка.

Accepting that English is the national language would have benefits that far outweigh soothing the emotions of Indian nationalism. It is to emphasize this point that Chandra Bhan Prasad has built a temple to the Goddess English in an impoverished village in the northern state of Uttar Pradesh.

Признание английского языка национальным дало бы преимущества значительно большие, чем потакание эмоциям индийских националистов. Чтобы подчеркнуть это, активист Чандра Бан Прасад построил храм богини английского языка в бедной деревне в северном штате Уттар Прадеш.

People like Mr. Prasad, who want to liberate the poorest segment of the population, the Dalits, through the extraordinary power of English, view Indian culture and all related sentiments with suspicion. It was that same culture that had once deemed the Dalits “untouchable,” relegating them to the lowest of the low in the caste hierarchy.

Такие люди, как г-н Прасад, хотят освободить беднейший слой населения, далитов, с помощью чрезвычайной силы английского языка. Они с подозрением смотрят на индийскую культуру и связанные с ней национальные чувства. Именно эта культура когда-то назвала далитов "неприкасаемыми", определив для них самое низкое место в кастовой системе.

In Mr. Prasad’s temple, there is an idol in robes, wearing a wide-brimmed hat. Very soon, Mr. Prasad said, he would encourage young Dalit couples to include a ritual in their wedding ceremony in which they would sign the letters A, B, C and D on a piece of a paper. “That would be a promise they make that they will teach their children English,” he said.

В храме г-на Прасада стоит идол в одежде и широкополой шляпе. Прасад сказал, что в его планах внедрить особый ритуал в свадебную церемонию: чтобы молодожёны-далиты писали на бумаге буквы A, B, C, D. "Это будет их обещанием обучать своих детей английскому языку", - говорит он.

The chief beneficiaries if English attained this status would be the children who attend the free schools run by the central and the state governments. An overwhelming majority of such schools are not taught in English. Indian politicians, whose own children attend private English-language schools in India and abroad, want their constituents to marinate in their mother tongues.

Если английский язык получит статус национального, в наибольшем выигрыше окажутся дети, посещающие государственные школы. В подавляющем большинстве таких школ преподавание не на английском языке. Индийские политики, чьи собственные дети учатся в Индии и за границей в частных школах с преподаванием на английском языке, хотят, чтобы дети их избирателей мариновались в их родных языках.

Sanjay Tiwari, the son of an illiterate security guard, was a victim of this attitude. Until the age of 16, he studied in Hindi and Marathi-language schools. Then, he taught himself English, “and escaped.” He is now a marketing executive who makes a reasonable living in Mumbai, “only because I can speak in English.”

Санджай Тивари, сын неграмотного охранника, стал жертвой такого отношения. До 16 лет он учился в школах с преподаванием на хинди и марати. Затем самостоятельно выучил английский язык и "вырвался". Сейчас он специалист по маркетингу, живёт в Мумбае и хорошо зарабатывает "только потому, что могу говорить по-английски".

Raj Thackeray, a pugnacious politician in Mumbai, is enraged by the diminished status of Marathi and the predominance of English in the city. His supporters have been known to beat up people who they believed disrespected the Marathi language. He wants everybody in Mumbai to learn Marathi. When asked why his own son goes to one of the best English-language schools in Mumbai and not to a Marathi-language school, he replied that the question was not important and was politically motivated.

Радж Текерей, задиристый политик из Мумбая, возмущён снижением статуса языка марати и господством английского языка в его городе. Известно, что его сторонники избивали людей за неуважительное, по их мнению, отношение к языку марати. Он хочет, чтобы все жители Мумбая учили марати. Когда его спросили, почему его сын учится в одной из лучших английских школ Мумбая, а не в школе с обучением на марати, он ответил, что этот вопрос неважен и провокационен.

His followers would no doubt follow his example if they could. For all their laments about the siege of the Marathi language, they would probably put their children in English-language schools, too, the moment they could afford to do so.

Его сторонники последовали бы его примеру, если бы могли. При всех причитаниях об осадном положении языка марати они, скорее всего, тоже отправили бы своих детей в английские школы при первой возможности.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: