Самый плохой банкир в истории : как Джон Блант разорил миллионы людей / THE WORST BANKER IN HISTORY: HOW JOHN BLUNT RUINED MILLIONS

 

 С сайта Giles Milton , February 7, 2012

 

 
Джон Блант

He was an ugly man - fat, pompous and unscrupulous.He was also a gambler whose only desire in life was to get as rich as possible.
Yet John Blunt had two qualities in his favour: he was self-confident and charismatic - a man who quickly gained the ear of the political elite.
He charmed politicians and then exploited them. In so doing, he would instigate one of the greatest financial catastrophes in history.
The countdown to disaster began in January, 1720, when Blunt developed a scheme to eradicate Britain’s crippling national debt.

Он был крайне неприятным человеком : толстый, напыщенный и беспринципный. А ещё он был игроком, ненасытно стремился к обогащению. И всё же у Джона Бланта было также два качества, которые шли ему на пользу : самоуверенность и харизматичность. Он умел заставить политическую элиту прислушаться к себе. Он очаровывал, а затем эксплуатировал политиков. Именно так он довёл Британию до одной из крупнейших финансовых катастроф в её истории
Путь к катастрофе начался в январе 1720 года, когда Блант разработал схему борьбы с огромным государственным долгом Британии
The South Sea Bubble: an 18th century cartoon
"Пузырь" Южных морей: карикатура 18в.

This debt stood at £31million - a staggering sum - and the government was struggling to pay the £1.5million annual interest payments.
Blunt decided to use the South Sea Company, of which he was director, to promote his revolutionary scheme.
He was aided by the fact that two of the key figures in the government - Earl Sunderland and Earl Stanhope - knew nothing about finance.
They had deferred financial policy to John Aislabie, the inept Chancellor of the Exchequer. It was to Aislabie that Blunt now presented his grand idea.
It appeared blissfully simple. He offered to take over Britain’s entire national debt - and there was only one condition attached. For every £100 of debt he assumed, Blunt demanded the right to issue £100 of new stock for the South Sea Company.

Этот долг составлял 31млн.ф.ст. - огромную сумму, и правительсто с трудом выплчивало ежегодно по 1,5млн. ф.ст. в качестве процентов по этому долгу. Блант был директором "Компании Южных морей". Её он и решил использовать в своей революционной схеме. Ему помогло то, что две ключевые фигуры в правительстве - эрл Сандерлэнд и эрл Стэнхоуп - совершенно не разбирались в финанасах. В финансовых вопросах они полностью полагались на Джона Эйзлэби, бесталанного канцлера казначейства (министра финансов). Именно этому Эйзлэби наш Блант и предложил свою выдающуюся идею. Выглядела она просто, как всё гениальное. Он предложил взять на себя выплату всего государственного долга Британии, но с одним условием : на каждый 100ф.ст. выплаты долга Блант получал право выпускать акции "Компании Южных морей" на ту же сумму 100ф.ст.

This made no sense to Aislabie. He couldn’t understand how anyone was going to make any money out of such a transaction.
The answer was a neat little scam - one that depended on Blunt being able to artificially raise the market value of South Sea shares.
It worked like this: if an individual held £1,200 of bad Government securities - and wished to convert them into South Sea stock - the company would be allowed to issue 12 new shares at £100 each.But if the market value of each share could be manipulated upwards to, say, £300, then the company would only have to give the individual four shares, since these would equal £1,200.

 Эйзлэби не уловил в этом никакого смысла. Он не понимал, как из такой договорённости можно извлечь денежную выгоду. А выгода крылась в "обмане публики" и зависела от способности Бланта искусственно завышать рыночную стоимость акций "Компании Южных морей". Происходило это так :  если человек покупал "плохих" государственных бумаг на сумму 1200ф.ст. и хотел их конвертировать в акции "Компании Южных морей", то компании разрешалось выпустить 12 новых акций стоимостью 100ф.ст. каждая. Но если как-то удавалось повысить рыночную стоимость каждой акции до 300ф.ст., то человеку причиталось только 4 акции (на сумму 1200ф.ст.)
Aislabie: a brilliant idea
Эйзлэби : блестящая идея

It would continue to hold the eight remaining shares, which it could then sell at £300 each, netting the tidy sum of £2,400. In one simple transaction, Blunt would make an enormous sum of money. And he promised to make money for the country as well.Chancellor Aislabie was impressed by the scheme and presented it to Members of Parliament. They were no less impressed. Blunt already had a track record at manipulating the markets: no one doubted he’d be able to artificially increase the value of the South Sea Company shares.

Остальные 8 акций компания оставляла себе и могла продать их по 300ф.ст. каждую и получить чистую прибыль 2400ф.ст. Так за одну простую сделку Блант мог заработать огромные денги. Он также обещал зарабатывать деньги и для страны. Эта схема произвела большое вречаление на канцлера Эйзлэби, который представил её членам парламента. Те тоже были впечатлены. У Бланта уже имелся опыт манипулирования рынками, поэтому никто не сомневался, что у него получится повысить (рыночную) стоимость акций компании "Южных морей"
After a long debate, it was decided to give him the green light. Britain’s economy was being placed in the hands of one man - and a highly dubious individual at that.
Everyone expected the national debt soon to be a thing of the past. But there was one serious drawback to Blunt’s scheme: it was little more than an empty gamble whose success was dependent on his ability to keen the price of stock artificially high.

После догих дебатов парламент дал зелёный свет этой схеме. Всю экономику Британии передали в руки одного человека очень сомнительной репутации. Все надеялись, что о государственном долге вскоре можно будет забыть. Но в схеме Бланта был один серьёзный недостаток : она мало чем отличалась от (азартной) игры, успех которой зависел только от его умения держать искусственно завышенную цену акций
Even the king bought shares
Даже король купил акции

Blunt bribed ministers in order to set the ball rolling and people soon began to invest huge sums of money in the newly issued shares.
The king was no exception: he bought heavily and made £86,000 profit on his investment. He promptly knighted this banking genius.
‘The eyes of the world were turned from the chief ministers of state to this great oracle,’ wrote Aislabie.
The newly knighted Blunt had proved true to his word: now, he found fame and fortune in equal measure.
The speculating frenzy lasted for eight months and involved much of the nation: the value of shares exceeded all expectations, rising to £1,000 in the summer of 1720.

Блант дал взятки министрам, чтобы "шар покатился". Вскоре все стали вкладывать огромные суммы во вновь выпускаемые акции. Не стал исключением и сам король :  он купил много акций и получил прибыль 86тыс. ф.ст.. Он не замедлил возвести "банковского гения" в рыцарское достоинство. "Весь мир перевёл свои глаза от главных министров согударства на этого великого оракула", - писал Эйзлэби. И новоиспечённый рыцарь королевства оправдал эти слова : он нашёл для себя в равной степени и славу, и богатство. Спекулятивная лихорадка продолжалась 8 месяцев и охватила почти всю страну : цена на акции превзошла все ожидания, достигнув 1000ф.ст. летом 1720 года
He ruined the nation - but not himself
Обобрал страну - но не себя

And then - dramatically - the bubble burst. The share value crashed as people realized the hollowness of Blunt’s promises. Overnight, thousands of families lost their lifetime’s savings. Many were left bankrupt.
‘They have lived their dream,’ wrote Alexander Pope, ‘and on awakening found nothing in their hands.’
John Blunt ran away from the crisis he’d caused. He hid in Kent until he was discovered and ordered back to London. He was stripped of his remaining fortune and left the capital in disgrace.
Yet he had the last laugh. He was given a large allowance - and an even larger house - by his son, who’d made a fortune out of the artificially created boom.

А затем "пузырь" с треском лопнул. Цена акций резко упала по мере осознания людьми пустоты обещаний Бланта. За один день тысячи семей потеряли сбережения всей своей жизни. Многие стали банкротами
"Они очнулись ото сна", -писал Александр Поуп, - "и проснувшись, остались с пустыми руками".
А Джон Блант скрылся. Он спрятался в Кенте, где его нашли и приказали вернуться в Лондон. Его лишили всего состояния и выслали из столицы с позором.
Но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Сын предоставил Джону Бланту большое денежное содержание (и ещё больший дом) : ведь сын сделал состояние на искусственом взвинчивании цены акций.
 
Поделиться:
© 2022 audiorazgovornik.ru