Том Стоппард об "Анне Карениной" и о любви / Tom Stoppard, On Adapting 'Anna' And Defining Love


Включение звука   : кликнуть на "треугольник"

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.



With one Academy Award and four Tony Awards for his writing, Tom Stoppard is a certified titan of both stage and screen.
With one Academy Award and four Tony Awards for his writing, Tom Stoppard is a certified titan of both stage and screen.
Обладатель Оскара и четырёх театральных премий "Тони" Том Стоппард - признанный титан в мире театра и кино

November 17, 2012 - SCOTT SIMON, HOST:

Leo Tolstoy's "Anna Karenina" weighs in at close to a thousand pages, whatever the translation. And since it appeared in the 1870s, it's often been acclaimed as just about the finest novel ever written.

Объём романа Льва Толстого "Анна Каренина" при любом переводе составляет около 1тыс. страниц. Со времени  появления в 1870-ых годах этот роман часто называют чуть ли не  лучшим в мировой литературе

It's also been adapted for film or television at least a dozen times, including a sweeping and theatrical new version directed by Joe Wright.

Существует не менее десяти  экранизаций романа в кино и на телевидении. Новую масштабную драматическую версию поставил режиссер Джо Райт

(SOUNDBITE OF MOVIE, "ANNA KARENINA")

KEIRA KNIGHTLEY: (as Anna Karenina) Why are you leaving Moscow?

Почему вы уезжаете из Москвы?

AARON TAYLOR-JOHNSON: (as Count Vronsky) What else can I do? I have to be where you are.

А что мне остаётся делать? Я должен быть там, где вы

KNIGHTLEY: (as Anna Karenina) Stop, that's enough. Go back to Kitty.

Не говорите так, хватит. Возвращайтесь к Китти

TAYLOR-JOHNSON: (as Count Vronsky) No.

Нет

KNIGHTLEY: (as Anna Karenina) This is wrong.

Так нельзя

TAYLOR-JOHNSON: (as Count Vronsky) Makes no difference.

Мне это всё равно

KNIGHTLEY: (as Anna Karenina) You have no right.

Вы не имеете права

SIMON: Keira Knightley plays the unhappily married Anna, with Jude Law as her unwitting husband, and Aaron Taylor-Johnson as Count Vronsky, the dashing cavalry officer whose love for Anna leads to tragedy. Or is it really love?

Кира Найтли играет несчастную с браке Анну Каренину, а Джуд Ло - её недогадливого мужа.  Аарон Тейлор-Джонсон играет Вронского, лихого кавалерийского офицера, чья любовь к Анее приводит к трагедии. Да было ли это любовью?

How do you adapt a huge, sprawling legend of a novel for yet another screen treatment? By enlisting another legend. Sir Tom Stoppard, whose classic, Olivier- and Tony-awarding-winning plays include "Arcadia," "Rosencrantz and Guildenstern are Dead," and "The Coast of Utopia," and whose previous screenplays include the Oscar-nominated "Brazil" and the Oscar-winning "Shakespeare in Love."

Как написать сценарий для очередного фильма на основе этого огромного, растянутого романа-легенды? Для этого надо привлечь другую легенду. Это сэр Том Стоппард, получивший Оскара и премии "Тони" за свои пьесы "Аркадия", " Розенкранц и Гильденстерн мертвы" и "Берег Утопии".  Ранее его сценарий  фильма "Бразилия" выдвигался на Оскар, а сценарий фильма "Влюблённый Шекспир" Оскара получил

Tom Stoppard joins us from New York. Thanks so much for being with us.

Том Стоппард на связи с нами из Нью-Йорка. Спасибо, что вы с нами

TOM STOPPARD: Thank you. Good morning. Nice to be here.

Спасибо. Доброе утро. Приятно быть здесь

SIMON: How do you adapt a story that is not only so enormous but so well-known?

Как же пишется сценарий по такому огромному роману, к тому же такому знаменитому?

STOPPARD: I think the things that people know about the story are not so enormous. People have quite a simple idea about Anna Karenina.

По-моему, широкая публика не воспринимают этот роман как нечто огромное по своей идее. У неё представление об "Анне Карениной" достаточно простое

They feel the novel is entirely about a young married woman who falls in love with a cavalry officer and leaves her husband after much agony, and pays the price for that.

Широкой публике кажется, что роман полностью посвящён молодой замужней женщине, которая влюбляется в кавалерийского офицера, после долгих мучечий бросает мужа - за что ей приходится поплатиться (жизнью)

In fact, of course, it's a canvas kind of novel and it has sets of characters. Principally, one should mention the character of Levin, who represents the author much more than anybody in the Karenina household does.

Но на самом деле это роман-полотно, в нём несколько групп персонажей. Прежде всего, надо упомянуть Лёвина, который ближе автору романа, чем любой человек из домашнего круга Карениных

SIMON: You mention the character of Levin. A lot of previous screenplays over the years have kind of deemphasized the Levin storyline. Why did you choose to go into the Levin story a little more?

Вы упомянули персонаж Лёвина. Во многих сценариях прежних лет линия, связанная с Лёвиным, уходила на второй план. Почему вы решили раскрыть этот персонаж подробнее?

STOPPARD: I don't think you're making Anna Karenina if you take him out. You could actually just do a very fast, sexy movie about a woman who collapsized(ph) on somebody and it could be a movie about commonality and lust.

Думаю, роман "Анна Каренина" просто нельзя представить без Лёвина. Можно, конечно, поставить на скорую руку фильм про секс, про падшую женщину, фильм о банальной похоти

SIMON: It's been done.

И такие фильмы ставились

STOPPARD: Yes, indeed. I think that the film would lack a dimension, which the book has in spades, if you left Levin out.

Да-да, именно. Думаю, фильм без Лёвина  выглядел бы плоско : было бы утрачено целое измерение этой многомерной книги

Tolstoy's take on the character was that love founded on carnality will wilt. It won't sustain itself.

Самому Толстому персонаж  Лёвина помогал выразить мысль, что чисто плотская  любовь быстро увядает. Она не имеет в себе источника для долгого существования

(SOUNDBITE OF MOVIE)

DOMHNALL GLEESON: (as Levin) An impure is not love to me. To admire another man's wife is a pleasant thing but sensual desire indulged for its own sake is greed.

Нечистое для меня не может быть любовью.  Восхищаться чужой женой - это очень мило, но предаваться плотской страсти ради неё самой - это просто жадность

And the misuse of something sacred was given to us so that we may choose the one person with whom to fulfill our humanness. Otherwise, we might as well be cattle.

А возможность злоупотребления чем-то священным дана нам для того, чтобы мы могли выбрать одного человека, с которым исполним своё человеческое предназначение (в любви). Иначе незачем и быть человеком, можно было бы остаться скотом

ALEXANDRA ROACH: (as Countess Nordston) Ah, an idealist.

Ах, да вы идеалист

SIMON: Your screenplay leaves out one of the lines for which Anna Karenina is best known - the one that begins: all happy families are alike. Each unhappy family unhappy in its own way.

В вашем сценарии совсем не представлена одна из самых знаменитых строчек из "Анны Карениной" , с неё роман начинается : все счастливые семьи счастливы одинаково. Каждая несчастливая семья несчастна по-своему

STOPPARD: Well, you're not quite right because, in fact, it's the only line that's well-known from Anna Karenina as far as I'm aware.

Здесь вы не совсем правы : это не "одна из...", а просто единственная знаменитая строчка из "Анны Карениной", насколько я знаю

(LAUGHTER)

STOPPARD: And it's, you know, it's such a kind of something thing. It's such a clanger really. I mean, it's sort of wonderful but unless you've got a narrator, I don't see how you'd ever get that line into the film.

Хотя она малопонятна. Фактически она звучит как нечто неуместное ( ошибочное). Конечно, она по-своему чудесна, но её никак невозможно вставить в фильм, если не вводить роль рассказчика

SIMON: Yeah. Reviews of the film have begun to come out and a lot of attention's been devoted to the fact that Joe Wright, the director, has set much of the movie inside a theater set.

Да. Начали выходить рецензии на фильм, в которых очень много внимания уделяется тому, что режиссёр фильма Джо Райт поставил слишком много сцен фильма в театральных декорациях

Now, I gather from reading the screenplay that wasn't your idea. But what did you think of that when the director let you know.

Насколько я понимаю из вашего сценария, эта идея не ваша. Но что вы подумали, когда режиссёр сообщил , как он собирается ставить фиьм по вашему сценарию

STOPPARD: Well, he didn't let me know in a phone call. He came around with a lot of storyboards, and he was very excited and nervous and I was very alarmed and then very excited myself.

Он мне по этому поводу по телефону ничего не сообщал. Он пришёл ко мне сам с раскадровкой фильма, был очень возбуждён, нервничал. Я сначала был обеспокоен, а потом тоже поддался возбуждению, заинтересовался

He didn't want the script changed in any way. He just wanted to explain how he wished to approach the script. He was fearing that he'd end up making the 97th immaculate costume drama since the year 2000.

Он совсем не хотел как-то менять сценарий. Он просто хотел объяснить мне свой подход к сценарию. Он очень боялся, чтобы у него не получилась в 97-ой раз безупречная костюмная драма, которые он мастерски ставил начиная с 2000 года

And I just feel that as long as the characters are not in on your concept, it should work.

А  я просто считаю, что если  концепция режиссёра не искажает смысла персонажей, то она вполне допустима и сработает

And it does work for me. If you have a dinner party scene, which we do in the movie, the point is that that dinner party, while it's happening, is being performed, acted in what I'd call the normal way.

И лично для меня она сработала. Ведь обычно, если в фильме есть сцена обеда ( а она в нашем фильме есть), то её ставят  как реальный обед в реальной обстановке , и актёры играют как обычно, я бы сказал - нормальным способом

In other words, the people inhabit that place and they're at a real dinner party. The fact that you've previously established that it's taking place in, I think, it's a scene dock backstage at this theater that Joe built to film most of the movie in, the fact that he's established it's not happening in an actual dining room, very, very rapidly gets factored out by the brain.

Другими словами, обычно мы видим, что  люди живут в этом доме и реально обедают. В нашем же фильме тот факт, что вы заранее знаете, что обед поставлен в театральных декорациях, которые Джо специально создал для этого фильма, а не в реальной столовой дома - этот факт очень быстро забывается нашим мозгом

You know, it becomes unimportant and you accept the scene as though it were a normal kind of storytelling.

Знаете ли, эти декорации становятся для вас неважны и не мешают восприятию всей сцены обеда как реальной, жизненной. [прим.перев. - т.е. зритель смотрит не на костюмы и декорации, к чему и стремился режиссёр]

SIMON: Your screenplay has been published by Vintage Books. And in the foreword you write about the fact that you had a problem believing the suicide attempt of Count Vronsky in the novel.

Ваш сценарий был издан книгой в издательстве Vintage Books. И в предисловии вы пишете о том, что не сразу поверили в попытку самоубийства, которую в романе совершает граф Вронский

STOPPARD: Vronsky, Anna's lover, at certain points in the narrative, is rejected. And he loses his nerve and he gets his service revolver and attempts to shoot himself in the heart but misses.

 Анна в определённые моменты повествования отвергает своего любовника Вронского. И тот теряет самообладание, достаёт свой пистолет и пытается выстрелить себе в сердце, но промахивается.

I didn't have any problem with the fact that he missed. But a bullet through the body somewhere near the heart is something that you don't easily recover from. I didn't really - it's sort of terrible thing to say - I didn't buy it.

Мне было нетрудно поверить в то, что он промахнулся. Но если пуля прошла рядом с сердцем, то от такой раны выздоравливают с трудом. И я - наверное, я скажу ужасную вещь - я не поверил в эту попытку самоубийства

And if you think that's terrible, I'll say something even more terrible, which is that the more I read through this book the more I began to think that Tolstoy lost faith in it too and didn't really buy it either. Because the incident disappears from the narrative.

И если вы думаете, что мои слова ужасны, скажу вам нечто ещё более ужасное : чем больше я читаю эту книгу, тем больше начинаю думать, что и сам Толстой перестал в это верить. Потому что это происшествие просто исчезает из повествования

SIMON: You're often considered a playwright of ideas and certainly deal with love and lust in this screenplay. If you can't ask Sir Tom Stoppard, who can you ask? What is love? A feeling, an idea? What is it?

Вас часто считают драматургом идей, и этот ваш сценарий, несомненно, посвящен проблемам лоюбви и слепой страсти. Кому же, как не сэру Тому Стоппарду задать вопрос о том, что же такое любовь? Это чувство или идея? Что это?

STOPPARD: Love is - OK. It's 20 things but it isn't 19. And the visceral expression of love and the physical and emotional effect it has on each of us when it strikes or embraces - whichever you like - tends to drive out all other considerations.

Любовь - это...сразу не скажешь. Это 20 вещей сразу, но не 19. И присущее нам внутреннее ощущение ( выражение) любви, её физическое и эмоциональное влияния на нас, когда она ударяет по нам или охватывает нас - как вам угодно - это заставляет нас забывать все остальное

I think that love reaches for something which is very, very deep in us and is very easily obscured and is also very easily denied, which is the instinct towards the other person rather than towards the self. In the end, it's the deepest question really.

Думаю, любовь стремится коснуться чего-то очень глубокого внутри нас, чего-то такого, что легко вообще не замечать ли попросту отрицать. Я имею в виду наше инстинктивное стремление к другому человеку, а не к себе. В конечном счёте, это самый глубокий вопрос

You know, are we born self-interested, and we have to learn to be good, or are we born selfless and nearly corrupted by competition and institution?

И вот в чём состоит этот вопрос : то ли  мы рождаемся эгоистами, и нам приходится учиться добру? То ли мы рождаемся альтруистами, а затем портимся под влиянием конкуренции и общественного устройства ?

SIMON: Sir Tom, thanks so much.

Сэр Том, большое спасибо

STOPPARD: It's been really nice talking to you. Thank you.

Было приятно поговорить с вами. Спасибо

SIMON: Tom Stoppard. He's written the screenplay for the new film adaptation of "Anna Karenina."

Это был Том Стоппард. Он написал сценарий для новой экранизации романа "Анна Каренина"

(SOUNDBITE OF MUSIC)

SIMON: And you can watch scenes from Tom Stoppard's treatment of "Anna Karenina" on our website at npr.org. This is WEEKEND EDITION from NPR News. I'm Scott Simon.

Сцены из "Анны Карениной" по его сценарию смотрите на нашем сайте npr.org. Вы слушаете "Выпуск выходного дня" на НПР Ньюс.

   The as-yet-unmarried Kitty (Alicia Vikander) harbors a naive passion for Vronsky (Aaron Taylor-Johnson), who has his eyes on a less suitable prize.
The as-yet-unmarried Kitty (Alicia Vikander) harbors a naive passion for Vronsky (Aaron Taylor-Johnson), who has his eyes on a less suitable prize.
Молодая Китти (Алисия Викандер) таит наивную страть к Вронскому (Аарон Тейлор-Джонсон), но Вронский устремил взор на "запретный плод"
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: