Лабораторные мыши : мы перед ними в долгу / Lab mice: we owe them a lot

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

A technician holds a laboratory mouse at the Jackson Laboratory in Bar Harbor, Maine. The lab ships more than two million mice a year to qualified researchers.
A technician holds a laboratory mouse at the Jackson Laboratory in Bar Harbor, Maine. The lab ships more than two million mice a year to qualified researchers.
Лаборатория Джексона в Бар-Харбор, штат Мэн поставляет учёным более 2млн. мышей в год

November 19, 2011 - LAURA SULLIVAN, HOST:

The modern lab mouse is the most ubiquitous animal in biomedical research.

Лабораторная мышь - самое распространённое (вездесущее) животное в медико-биологических исследованиях

In the U.S. and other parts of the world, mice studies have quadrupled since 1965.

В США и других странах мира исследования в помощью мышей выросли с 1965 года в четыре раза

One study found they make up 60 percent of animals used in experiments while studies on dogs and cats, rabbits and guinea pigs, zebra, fish and fruit flies have remained about the same.

По некоторым данным, из лабораторных животных 60% составляют мыши. Использование в лабораториях собак, кошек, кроликов, морских свинок, зебры, рыб и фруктовых мушек (с 1965г.) осталось примерно на том же уровне

Daniel Engber, in a series of articles for Slate magazine, recently took the time to ask why - why the mouse is such a mainstay of science and whether that's a good thing.

Дэниэл Энгбер в серии статей для журнала Slate занялся вопросом, почему это так - почему мыши стали оплотом науки и хорошо ли это

DANIEL ENGBER: All of this is about standardization. You know, it's easier for scientists, and it's cheaper if everyone's using the same animal, and that animal is produced in factory setting.

Всё это связано со стандартизацией. Ведь для учёных легче и дешевле использовать всем одинаковых животных, причём разводимых в фабричных условиях

And then these animals can be distributed and people from different labs can compare their results.

Эти животные раходятся по разным лабораториям, и затем учёные могут сравнить свои результаты

But really, when you look back at the history of it, we could have chosen something else.

Но если присмотреться к истории этого вопроса, на месте мышей могло оказаться другое животное

And it's just once we chose the specific kind of animal, the ball got rolling, and then there was an incentive to stay focused on that animal.

Просто когда было выбрано конкретное животное (мышь), снежный ком стал расти, и стало целесообразно концентрироваться на этом животном

SULLIVAN: You wrote in the article that for scientists to change from mice to a different animal would be like changing their religion.

Вы написали в своей статье, что для ученых поменять мышей на другое животное было бы похоже на смену религии

ENGBER: Yeah. I mean, in science, in biomedicine, people talk about being, you know, I'm a mouse person, oh, I'm a monkey person.

Да. То есть в науке, биомедицине одни называют себя "мышатниками", а другие "обезьянниками"

At conferences, the mouse people will sort of cluster around posters of mouse studies and the monkey people will cluster around posters of monkey studies.

На конференциях "мышатники" собираются вокруг тем, исследованных на мышах, а "обезьянники" - вокруг исследований с участием обезьян

And also, if you publish a paper - let's say you're a mouse person, you did a study using mice - it's going to be other people in your community who are the peer reviewers for that paper, who help decide whether you should get a grant to continue your mouse research.

Кроме того, если вы публикуете статью - скажем, об исследованиях на мышах - то отзыв о ней должны давать другие учёные. Эти отзывы помогают решить, стоит ли давать вам грант на дальнейшие исследования на мышах

So there are these very contained groups of people and the mouse community happens to be much bigger than any of the other communities.

То есть формируются "замкнутые" группы в научном сообществе, и получилось так, что "мышиная" группа - самая большая

SULLIVAN: And this has had a lot of implications for some of the results of the studies that scientists have conducted. One of them that you mention was a series of studies on tuberculosis.

А это имеет ряд последствий для результатов исследований, которые проводят учёные. Вы, например, упоминали серию иследовний по туберкулёзу

ENGBER: Right. So mice have been used almost exclusively in tuberculosis research for the last 30 or 40 years.

Да. Ведь в последние 30-40 лет все исследования по туберкулёзу проводятся почти исключительно на мышах

And again, that allows a lot more experiments to be done for the same amount of money because mice are so efficient and so cheap.

Повторю, что это позволяет за данный объём средств (денег) осуществить больше опытов, т.к. опыты на мышах эффективны и дёшевы

But there are problems, and in that particular case, mice just don't get the same kind of tuberculosis that humans get.

Но есть и проблемы. В этом конкретном случае проблема в том, что у мышей туберкулёз не такой, как у людей

So the question is any animal model you use for disease is going to be similar to the human version of the disease in some ways and different in other ways.

То есть возникает вопрос: какие черты туберкулёза у людей и мышей одинаковы, а какие различны

If all of your experiments are done on the same animal, those differences are just going to keep coming up again and again and again. You know, it's self-limiting.

Если вы проводите все опыты на одном виде животных, то этот вопрос будет возникать вновь и вновь ( и не находить решения). Исследованию не хватает полноты

SULLIVAN: I mean, why not just switch to another animal?

Так почему же не перейти на другое животное?

ENGBER: Well, switching to another animal would be very, very expensive at this point.

Потому что в настоящее время переход на другое животное обойдётся очень-очень дорого

I mean, we've already come so far in mouse research, and we have all of these wonderful tools, genetic tools and just accumulated knowledge about the mouse.

Дело в том, что в исследованиях на мышах мы продвинулись уже далеко, разработали научный и генетический инструментарий, просто хорошо изучили мышей

We just have to rebuild all of that knowledge and rebuild all those tools.

И пришлось бы накапливать новые знания, разрабатывать новый инструментарий

We'd have to figure out how to do all the things, all the genetic engineering we can do with mice.

Пришлось бы менять методы решения проблем, в т.ч. проблем генной инженерии, разработанные на мышах

We'd have to figure out how to do that with some other animal, and we're starting to learn some of those things for animals like the marmoset and even the rat.

Пришлось бы придумывать, как всё это сделать на других животных. И уже начали искать некоторые решения для мартышек и крыс

But another idea would be to say, OK, we have all these wonderful tools for the mouse, but let's invest more money into at least developing the science of the naked mole rat, the marmoset, the python, whatever - some other animals that might have some other secrets to share about the nature of disease.

Другой подход могбы быть таким: для мышей у нас уже есть чудесный инструментарий исследовний, так давайте же вложим средства , чтобы начать его разработку для голого слепыша, мартышек, питонов и других животных, которые могут помочь нам раскрыть новые секреты природы болезей

SULLIVAN: Daniel Engber is a senior editor at Slate magazine. And you can find a link to his reporting on lab mice on our website, npr.org. Daniel, thanks so much.

Дэниел Энгбер - старший редактор журнала Slate. На нашем сайте npr.org вы найдёте ссылку на его рассказ о лабораторных мышах. Дэниел, большое спасибо

ENGBER: Thank you.

Спасибо.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: