Не-естественный отбор: что ждёт человека?/ Un-Natural Selection: Human Evolution's Next Steps

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.



 ROBERT SIEGEL, host:

From NPR News, this is ALL THINGS CONSIDERED. I'm Robert Siegel.

Это программа "Всё учтено" на NPR News. Я Роберт Сигел

Evolution depends on new genes showing up from time to time.

Эволюция происходит потому, что время о времени появляются новые гены

They stick around if they help a species survive while harmful genes are eliminated. That is natural selection.

Они приживаются, если помогают виду выжить, а вредные гены уходят из жизни. Это естественный отбор

But natural selection millions or even hundreds of millions of years. Humans have only been around for tens of thousands of years, and we've changed the world so much that genetic evolution can't keep up.

Идёт естественный отбор уже миллионы и даже сотни миллионов лет. Человек же существует лишь десятки тысяч лет. Причём мы так изменили мир, что генетическая эволюция за нами не поспевает

In the final part of our series, The Human Edge, NPR's Joe Palca explores the role genes are playing in the future of our species.

В последней части нашего цикла "Человек на переднем крае" корреспондент NPR Джо Полка исследует роль, которую играют гены в эволюции человека как биологического вида

JOE PALCA: There's nothing particularly unnatural about the H2Oasis Waterpark.

Аквапарк "Оазис Н2О - Водный парк" не представляется чем-то особенно не-естественным

Mr. DENNIS PRENDEVILLE (President and CEO, H2Oasis Waterpark): We've got a wave pool, a lazy river, two body slides; one is enclosed and the other is an open flume right over here.

У нас есть бассейн с волнами, медленная речка, две "водных горки": одна крытая, другая открытая - вон она

PALCA: What makes H2Oasis a bit unusual is that it's in Anchorage, Alaska. Dennis Prendeville is a co-owner.

Необычен этот парк тем, что он находится в городе Анкоридже на Аляске. Деннис Прендевиль - совладелец парка

Mr. PRENDEVILLE: I've seen it 15 below zero out here and the place is packed.

На улице температура -15 градусов, а у нас в парке полно народу

PALCA: Of course, it's a big expense to heat all this water and the cavernous hall that houses the waterpark.

Конечно, стоит недёшево подогревать воду и весь зал с пещерами, в котором находится  наш аквапарк

Unidentified Man: It's huge. Thirty thousand a month is nasty.

Парк огромный. По тридцать тысяч посетителей в месяц

PALCA: The point here is if you want to build a waterpark in Alaska or a ski slope in the Arabian Desert, you can do it.

Я веду к тому, что человеку вполне под силу построить аквапарк на Аляске или склон для горнолыжного спорта в Аравийской пустыне

Millions of years ago, the natural environment was shaping us into the species we are now.

Миллионы лет назад окружающая среда начала превращать нас в биологический вод, которым мы сейчас являемся

But today, we create our own environments and that has its consequences.

Но сегодня мы сами создаём свою окружающую среду, и это имеет свои последствия

John Hawks is an anthropologist and geneticist at the University of Wisconsin.

Джон Хокс - антрополог и генетик из университета штата Висконсин

He says we've created a lifestyle that is sometimes at odds with the one natural selection provided us with.

Он говорит, что созданный нами образ жизни порой отличается от того, в котором происходил наш естественный отбор

For example, consider what we ate when we were hunter-gatherers before we started farming.

Например, задумайтесь, что мы ели, когда были охотниками и собирателями, когда не было сельского хозяйства

Professor JOHN HAWKS (Anthropology, University of Wisconsin): We adapted to a diet that was much more balanced in terms of lean meat, in terms of high fiber vegetables.

Мы (тогда) были приспособлены к диете, где было больше постного мяса и овощей с большим содержанием клетчатки

And by de-accentuating those aspects of our former diet, we've created a new environment that humans aren't real well-suited to.

И забыв эти особенности нашего прежнего питания, мы создали новую среду своей жизни, к которой не очень-то приспособлены

PALCA: Sometimes genetic adaptation can happen fairly quickly. Hawks says the classic example is a mutation in a gene that makes red blood cells.

Иногда генетическая адаптация может произойти довольно быстро. Хокс говорит, что классический пример этого -  мутация гена, отвественного за выработку красных кровяных телец

It's called the sickle cell mutation. It spread through Africa once malaria became a problem there.

Она названа мутацией серповидной клетки. Она распространилась по Африке с появлением там болезни малярии

Prof. HAWKS: That's a highly adaptive mutation where it occurs when there's malaria around because it's protective against malaria.

Эта мутация защищает от малярии, поэтому, появившись однажды, она сохранилась

PALCA: And if you inherit the mutation from just one parent, you don't get sick; you only get the malaria protection.

И если вы наследуете эту мутацию только от одного из родителей, вы не болеете: у вас есть иммунитет от малярии

It's only when you inherit the mutation from both parents that you get sickle cell anemia.

А вот когда вы наследуете её от обоих родителей, у вас возникает блезнь анемия (серповидной клетки)

So if you're not living in a malaria environment, Hawks says the mutation is just bad.

Так что если вы живёте в природных условиях, где малярии нет, эта мутация просто опасна

Prof. HAWKS: You don't want to have it because your offspring have a chance of having sickle cell anemia.

Она вам не нужна, потому что у вашего потомства будет риск болеть анемией

These genes that have - they sort of give with one hand and take away with the other.

То есть гены как бы одной рукой дают вам что-то хорошее, а другой что-то хорошее забирают

PALCA: Really bad genes tend to disappear because the people who have them frequently don't live long enough to pass them on.

Чаще всего плохие гены исчезают, потому что их люди-носители часто недолго живут и не оставляют потомства

That's what natural selection is all about. But now, in some cases, we choose to keep these bad mutations around.

В этом и заключается естественный отбор. Но теперь в некоторых случаях мы своими действиями сохраняем эти плохие мутации

(Soundbite of a crying infant)

Dr. MATTHEW HIRSCHFELD (Pediatrician, Alaska Native Medical Center): So this is a little boy who was born about 24 hours ago.

Этот мальчик родился примено сутки назад

PALCA: Matthew Hirschfeld is a pediatrician at the Alaska Native Medical Center in Anchorage.

Мэтью Хиршфелд - педиатр Медицинского центра штата Аляска в Анкоридже

Dr. HIRSCHFELD: We're doing a newborn metabolic screen. We do two of these tests on each baby that's born here in Alaska.

Мы проводим метаболическое сканирование новорожденного. Каждый новорожденный на Аляске проходит два таких сканирования

Unidentified Woman: Just relax and hold still.

Расслабься и не шевелись

(Soundbite of a crying infant)

Unidentified Woman: I know it.

Знаю

PALCA: The metabolic screen includes a genetic test for a mutation that causes a disease called PKU.

Метаболическое сканирование включает генетический тест на мутацию, которая вызывает так называемую болезнь PKU

Dr. HIRSCHFELD: It's a devastating disease that you can completely eliminate if you pick it up early.

Это грозное заболевание, но от него можно полностью излечиться, если рано диагностировать

PALCA: Right.

Очень хорошо

Dr. HIRSCHFELD: So that's why it's such a great test.

Поэтому этот тест очень важен

PALCA: But eliminating the disease does not mean eliminating the mutation. Once upon a time, children born with PKU probably would never have had offspring.

Но избавиться от болезни не значит избавиться от мутации. Когда-то  дети с болезнью PKU вообще не доживали до потомства

Now, they can if they want to, and that helps keep the mutation in circulation.

Теперь же они могут иметь потомство, если захотят. Но это сохраняет и мутацию

Modern medicine is in the business of overcoming bad mutations.

Современная медицина учится преодолевать плохие мутации

Prof. HAWKS: We want to have cures for things. We want to make things better.

Мы хотим найти лечение для болезней. Чтобы жизнь стала лучше

PALCA: John Hawks says take poor eyesight, for example.

Джон Хокс приводит пример плохого зрения

Nearsightedness could have been fatal for people whose ability to survive depended on spotting dinner off in the distance. Now, it doesn't matter if we inherited nearsightedness. We wear eyeglasses.

Близорукость могла быть равнозначна смерти для людей, чьё добывание пищи зависело от умения заметить дичь издали. Сейчас наследственная близорукость не имеет значения. Мы носим очки

Prof. HAWKS: We wear contact lenses. You get Lasik surgery. I mean, we can affect eyesight in many different ways.

Мы носим контактные линзы. Есть Lasik-хирургия. Другими словами, есть много способов исправить зрение

It's not perfect, but, you know, like many instances of technological development, we tinker at it and it changes.

Методы это несовершенны, но как часто бывает при развитии техники, терпение и труд их дальше улучшают

And, you know, eventually, we come to a point where we either like it or we keep changing.

И наступает момент, когда мы становимся довольны. А если недовольны, продолжаем менять методы

PALCA: We've turned the notion of natural selection on its head. Nature isn't the only force that picks the genes that stick around; we're doing it too.

Мы поставили понятие естественного отбора с ног на голову. Теперь не только природа, но и мы участвуем в отборе генов, которые сохранятся

We're moving toward a time when we can routinely repair, remove or even insert genes in people.

Приближается время, когда ремонт, удаление и даже вживление генов в человеа станет обычным делом

The question is whether we can do as good a job as nature has done.

Вопрос в том, сможем ли мы делать это так же хорошо, как делает природа

Joe Palca, NPR News.

Это был Джо Полка, NPR News

SIEGEL: And we have now concluded our series on Evolution: The Human Edge. You can find the entire series at npr.org.

На этом мы завершаем наш цикл программ об эволюции "Человек на переднем крае". См. наш сайт npr.org.


 

Комментарии 

 
0 #1 mikhail kubeev 05.02.2014 16:44
Super,very interesting, THANKS!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: