Ко Дню независимости США: Мишель Обама в зеркале истории / Independence Day : Michelle Obama viewed historically

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

July 1, 2012 - LAURA SULLIVAN, HOST:

It's WEEKENDS on ALL THINGS CONSIDERED. I'm Laura Sullivan in for Guy Raz.

Это выпуск выходного дня программы "Всё учтено". Я Лора Салливан, заменяю сегодня Гая Раза

From the moment Barack Obama became a presidential candidate, there's been a focus, even an obsession, on his family tree.

С момента, когда Барак Обама стал кандидатом в президенты, все , как помешанные, изучают его родословное дерево

It makes sense, the branches spread from Hawaii to Indonesia. But little is known about his wife's family tree until now.

Оно и понятно, его ветви простираются от Гавайев до Индонезии. Но до сих пор мало что известно о семье его жены

New York Times reporter Rachel Swarns traces Michelle Obama's roots back generations in a new book called "American Tapestry: The Story of the Black, White and Multiracial Ancestors of Michelle Obama."

Журналистка из Нью-Йорка Рэчел Сворнс выпустила новую книгу о предках Мишель Обамы. Она называется: "Американский гобелен : рассказ о чёрных, белых и разных других предках Мишель Обамы"

When we spoke, I asked her to begin by describing Michelle Obama's great-great-great grandmother, Melvinia Shields, an enslaved young girl who had a baby fathered by a white man.

Я попросила её для начала рассказать о пра-пра-прабабушке Мишель Обамы - Мелвинии Шилдс - чернокожей рабыне, которая родила ребёнка от белого мужчины

RACHE SWARNS: Melvinia was about 8 years old when she was sent from the place that she knew, to a farm in northern Georgia. And she left an estate owned by a very wealthy man with a relatively large community of slaves for that place - about 20-odd.

Мелвинии было 8 лет, когда её из родных мест отослали на ферму в северной части штата Джорджия. До этого она жила в очень богатом поместье, у владельца которого было довольно много рабов - более 20

And she moved to the rough up country of Georgia where she was one of only three slaves. And in a place where the vast majority of white people did not own slaves, it was a dramatic change for her.

А переехала она на суровую окраину Джорджии, где в поместье было всего 3 раба, считая её саму. В тех местах у большинства белых людей вообще не было рабов - и это стало для неё настоящим открытием

SULLIVAN: So this wasn't like a Jefferson kind of situation, where it was a very wealthy, white mansion plantation farm owner.

Так что ситуация была совсем не такая, как у рабыни, родившей от знаменитого президента Джефферсона - очень богатого владельца плантаций и роскошного дома

SWARNS: Nothing like that. And what's fascinating about Michelle Obama's family and her ancestors is that it shows us the breadths of the experience of African-Americans during that time.

Всё было совсем иначе. И на примере семьи Мишель Обамы и её предков у удивлением понимаешь  насколько широк был в то время жизненный опыт афро-американцев

We think of slavery and we think of Monticello, of the grand manor. We think of "Gone With The Wind," hundreds of slaves; the clink of silver and bustling halls and all of that.

Мы знаем (думаем) о рабстве, знаем об имении Монтичелло (имение Джефферсона), об огромном доме. Мы вспоминаем книгу  "Унесённые ветром, сотни рабов, звон серебра, шумные залы и т.п.

But really, most slaves didn't live in places like that. And Melvinia, where she ended up was a community where if you owned slaves at all, you worked alongside them in the fields.

На на самом деле большинство рабов жили не в таких поместьях. И Мелвиния оказалось в таком поместье, гле владелец рабов работал наравне с ними в поле

SULLIVAN: Was her white owner the father of her child?

И её белый владелец стал отцом её ребёнка?

SWARNS: In the end, it looked like it was most likely the son of her owner who fathered her son.

В общем-то, скорее отцом ребёнка стал сын её владельца

This was a man by the name of Charles Marion Shields, who watched Melvinia grow up, may have played with her when they were younger as children.

Этого человека звали Чарльз Мэрион Шилдс. Мелвиния выросла на его глазах, возможно, в детстве они вместе играли

And one of the painful parts of this story is we don't know what their relationship was like.

Но тяжёлой стороной этой истории является то, что мы ничего не знаем о характере их отношений

And even the word relationship is a hard one when you talk about what happened between slaves and their masters and their masters' children. Rape was a common part of life there.

Даже слово "отношения" трудно применить к тому, что происходило меджу рабынями и их хозяевами и детьми хозяев. Изнасилование было обычным явлением

SULLIVAN: Hmm. You discovered that the first lady has white relatives all across the South.

Гмм...Вы обнаружили, что у первой леди есть белые родственники по всему югу США

SWARNS: That's right. They're in Georgia. They're in South Carolina. They're in Alabama and Texas, living, breathing distant cousins who are now coming to terms with this connection.

Да, это так. Они живут в Джорджии, в Южной Каролине, Алабаме и Техасе - живые отдалённые братья, которые теперь осваиваются с ролью дальних родственников первой леди

SULLIVAN: What kind of research were you doing?

А как вы выяснили всё это?

SWARNS: It's very hard when you're trying to do research in the period during slavery when you're talking about African-Americans because there isn't a lot there.

Что-то исследовать о жизни афро-американцев в период рабства очень трудно, потому что данных мало

People say, well, what about letters and journals and diaries? But slaves were barred from reading and writing, and so there are very, very few of those.

Вот кое-кто спрашивает об изучении писем, журналов, дневников. Но рабам не давали учиться : лишь очень немногие из них умели читать и писать

And even the census, which is a fabulous resource for families trying to dig into their past, the census didn't track enslaved African-Americans by name. It wasn't until after emancipation that those enslaved people suddenly appear in the census. So it's not easy at all.

И даже переписи населения, которые служат прекрасным источником для тех, кто изучает свою семейную историю, не фиксировали афро-американских рабов по именам. Лишь после отмены рабства этих (бывших) рабов стали включать в перепись населения. Так что всё было (для меня) совсем не просто

SULLIVAN: Hmm. When you would knock on some of the doors of the white families, what was their reaction to learning not only their connection to the first lady, but their connection to slavery?

Гмм...А когда вы стучались в дверь домов белых семей, какова была реакция, когда они узнавали, что связаны не только с первой леди, но  с рабством?

SWARNS: People had mixed emotions, as you might imagine. On the one hand, there's this, wow, really? I might be related to the first lady? I mean, that's pretty amazing.

Реакция бывала разная, сами понимаете. С одной стороны, "да неужели", "ты подумай!"? Возможно, я родственник первой леди? Было удивление

And then there is this knowledge that this connection dated back to such a painful period of our history. And you can imagine what it might be like if someone were to knock on your door and say, hi, I think your family owned the first lady's family.

И было сознание того, что эта родственная связь возникла в далёкий, тяжёлый период нашей истории. Сами представьте : вдруг кто-то стучит вам в дверь и говорит "привет, по-моему, ваша семья владела семьёй первой леди"

SULLIVAN: Whoa.

Да уж!

SWARNS: And many of these people had no idea that they had ancestors who owned slaves. The white Shields were not wealthy people. And so, these descendants - some of them had no idea.

И многие их этих людей совсем не представляли, что среди их предков были рабовладельцы. Белое семейство Шилдс были людьми небогатыми. Поэтому  из их потомков некоторое просто представления ни о чём таком не имели

In fact, they said things like, well, I always thought the Shields never had two nickels to rub together. And, in fact, they're right. The Shields were not wealthy people. They inherited the slaves.

Например, даже говорили " а я всегда  думал, что у Шилдсов не было ни гроша лишнего". И они вообще-то правы. Шилдсы не были богатыми людьми. Рабов они получили по наследству

SULLIVAN: You write about how Michelle Obama's maternal grandfather, Pernell Shields, would pass along all of these things to his grandchildren about his love of music and barbecue and his spirit.

Вы пишете о том, как дед Мишель Обамы по матери - Пернелл Шилдс - передал своим внукам свою любовь к музыке и барбекю, свой дух

But you say that the one thing he did not pass down was the story of his white ancestry. Why did he keep that a secret?

Но одно он не передал им : рассказ о своих белых предках. Почему он не раскрыл этого секрета?

RACHEL SWARNS: This kind of silence went across many generations. There were so many people I spoke to who said - when I asked about slavery or when I try to find out more about our mixed ancestry, people simply didn't want to talk about it, a sense of wanting to distance oneself from a period that was really painful and really difficult and, in some ways, to raise children that were unburdened by that period.

Такое молчание было принято хранить многие поколения. Я говорила очень со многими людьми, которые на вопрос о рабстве, на мои попытки разузнать больше об их предках разных рас просто не хотели ничего отвечать. Как бы хотели отдалиться от действительно очень тяжёлого, трудного периода - чтобы их дети выросли, ничего не зная о тех временах

And in some ways, that was probably a gift. But it made it much harder to find out really what happened in the past.

И это стало, по-своему, подарком для меня. Но сильно затруднило  выяснение того, что происходило в прошлом

SULLIVAN: Rachel Swarns is the author of the new book "American Tapestry: The Story of the Black, White and Multiracial Ancestors of Michelle Obama." Rachel, thank you so much for joining us.

Рэчел Сворнс - автор новой книги "Американский гобелен: рассказ о чёрных, белых и разных других предках Мишель Обамы". Рэчел, большое спасибо, что пришли

SWARNS: Thank you for having me.

Спасибо, что пригласили.

 

Комментарии 

 
0 #1 Alex 06.07.2012 21:36
Рабство - ужасная вещь.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поделиться: